воскресенье, 21 сентября 2008 г.

17 Трагедия советской деревни Коллективизация и раскулачивание

№ 154
Из протокола № 61 (Особый № 59) заседания Политбюро ЦК ВКП(б)
24 января 1929 г.
Слушали: 14. Вопрос т. Микояна.
Постановили: 14. 1) Накопить в продолжении января — апреля 1929 г. секретный неприкосновенный хлебный фонд в размере 25 млн пуд. (пшеница, рожь).
2) Поручить Микояну регулярно докладывать Рыкову о ходе работ по образованию этого фонда.
РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 30. Заверенная копия.
№ 155
Обзор Военной прокуратуры Верховного суда СССР
«Об изъятии классово-чуждого элемента из рядов РККА»1*
29 января 1929 г. Совершенно секретно
№ 00920810
Предварительный обзор по сведениям военных прокуратур
Рост «крестьянских» настроений, усилившихся в связи с хлебозаготовительными, хлебными затруднениями и с общим наступлением на частно-капиталистические элементы в стране, и, наконец, анализ дисциплинарных проступков и преступлений с определенностью подтвердили, что в армию просачивается враждебный Советской власти и морально разложившийся элемент.
Одним из важнейших и ответственных мероприятий по укреплению боеспособности РККА явилось потому произведенное на основании июньского
518

решения РВСовета Союза149 изъятие социально-опасного и классово-чуждого элемента из РККА.
Директивой РВСовета от 16 июля 1928 г. указывалось, что единовременное изъятие должно касаться: а) социально-чуждых по происхождению и отрицательно зарекомендовавших себя по службе лиц; б) явно кулацкого элемента и причисляемого к зажиточным, но активно *и сознательно проводящего кулацкое влияние; в) уголовников и разложившихся военнослужащих150.
Одновременно РВСоветом была издана специальная директива об улучшении подготовительной работы по призыву и предлагающая ряд мер, которые бы затруднили возможность дальнейшего проникновения в армию столь вредного элемента.
Центральная Военная прокуратура располагает к данному времени еще не полными данными о проделанной работе (последняя еще не везде закончена), но все же дающими возможность подвести некоторые ее итоги.
Всего на 15 января 1929 г. изъято 4029 чел.2*. По округам они распределяются:





ССЫЛКА_НА_ИЗОБРАЖЕНИЕ


ССЫЛКА_НА_ИЗОБРАЖЕНИЕ


ССЫЛКА_НА_ИЗОБРАЖЕНИЕ


ССЫЛКА_НА_ИЗОБРАЖЕНИЕ


ССЫЛКА_НА_ИЗОБРАЖЕНИЕ








Округа
Абсолютное] число
На 10 000 чел. рядового и младшего начсостава
МВО
336
46,6
ЛВО
630
110,7
БВО
601
83,5
УВО
7093*
68,3
СКВО
350
109,9
ПриВО
185
78,7
ККА
1144*
32,4
СибВО
6045*
125,6
САВО
87
30,8
МС БМ
293
164,1
МС ЧМ
120
111,0
Итого
4029
80,5
Относительно численности наибольшее число изъятых приходится на МС БМ, СибВО, ЛВО.
Внутри отдельных округов число изъятых в различных частях подвержено резким колебаниям: в ЛВО первое место занимает 4 кавдивизия 97 чел., второе 10 тер дивизия 58 чел., третье 2 артбригада 53 чел.
В Балтийском флоте: 1) береговая оборона 70 чел., 2) дивизия линкоров 54 чел., 3) Ленвоенпорт 42 чел., наименьшее 4) военно-воздушные силы 9 чел.
В СКВО, где в общем по округу изъято 2,9% старослужащих, в отдельных частях и учреждениях % этот значительно выше.
Краснодарский военный госпиталь 12,5% состава
Военно-курортная станция 11,5% "
Национальный] кавполк 11,7% "
Склад № 21 10,2% "
42 мест[ная] стрелковая рота 9,0% "
8 полк связи 7,2% "
9 стрелковая дивизия 5,1%
28 дивизия 3,5%
13 стрелковая дивизия 1,5%
74 стрелковая дивизия 0,9%
519

Приведенные данные по СКВО приводят к выводу, что армейские учреждения (тылового характера) нуждались в столь же основательной чистке, как и все советские учреждения, и что в них именно оседает социально-чуждый элемент.
В строевых частях его значительно меньше (относительно численности). Подавляющее большинство изъятых составляют рядовые (в УВО 97,5%; Л ВО 91,1%; СКВО 91,8%; СибВО 88,1%; писарей 2,6% и 1,5% курсантов ВУЗов).
Социальное положение изъятых мы видим из следующих данных по некоторым округам.


Рабочих
Крестьян
Прочих
лво
18,1%
59,6%
22,3% (из 518 чел.)
УВО
2,8%
91,2%
16,0% (из 600 чел.)
СибВО
4,0%
63,5%
32,5%
МС БМ
55,3%
29,3%
15,4%
МС ЧМ
26,6%
53,3%
20,1%
Мы видим, что в некоторых округах чистка армии от классово-чуждого элемента неожиданно дала большой процент рабочих, удаленных из армии. При этом % изъятых рабочих превышает даже в МС БМ и % насыщенности частей рабочим составом ( рабочие — 44,8%, в ЛВО 22,2%).
Явление это требует немедленного и самого тщательного изучения. Однако первичные материалы, которыми мы располагаем, уже убеждают нас в следующем:
1. Под рубрикой "рабочих" часто скрывались лица, никакого отношения
к таковым не имеющие и, наоборот, тесно связанные с враждебным нам
классом. Так, в ЛВО в числе рабочих оказались сыновья кулаков, лишенные
избирательных прав, бывший торговец с Александровского рынка. В СибВО
красноармеец 61 полка сын торговца, курсант 76 полка сын попа, курсант 12
артполка сын торговца, цензовик 2 артполка сын торговца, сосланного в Со
ловки, цензовик 4 стрелкового полка, член ВЛКСМ, сын бывшего полковни
ка. В МС БМ красноармеец Щипаев числится рабочим, а сын кулака, крас
ноармеец Гноевой из казаков, отец служил в личной охране Николая II, был
у белых, дядя эмигрант. Красноармеец Попов сын бывшего владельца трех
типографий в Ленинграде. Красноармеец Нифашев извозчик, одиночка. Крас
ноармеец Богданов бывший махновец. Все они числятся рабочими.
2. Отдельные рабочие морально разложились, представляют из себя дек
лассированный элемент, вели антисоветскую агитацию, являлись инициатора
ми коллективных выступлений, имели много судимостей (ряд ярких примеров
имеем по Балтфлоту, СибВО, Чернфлоту и другим округам).
3. Большой процент рабочих падает на те округа, в которых значитель
но расширили рамки директивы Реввоенсовета в смысле распространения ее
на недисциплинированный элемент. Наличие в директиве указания о возмож
ности изъятия осужденных на 6 месяцев и более лишения свободы и отсутст
вие разъяснения о том, что это не может касаться осужденных за обычные во
инские преступления, как бы узаконивало эти действия. Это безусловно отра
зилось на числе изъятых из армии рабочих. Надлежит иметь в виду, что %
осужденных рабочих вообще выше % насыщенности армии рабочим составом.
Прокурор ЛВО сообщает, что около 50% изъятых прошло через штрафчасти
и находилось под судом. Исключено много алкоголиков, дебоширов, дезерти
ров. Такое же положение в Балтфлоте. Там происходило массовое изъятие
осужденных (а по флоту большой % осужденных имеет 2 и более судимости).
520

Прокурором непосредственно был представлен список на 98 осужденных, кои и были признаны подлежащими досрочному увольнению.
Это и дало огромный рост рабочего состава среди уволенных из рядов РККА.
Среди изъятых крестьян больше всего кулаков и зажиточных. Так, в округах:


УВО
СибВО
мс чм
Абс.
%
Абс.
%
Абс.
%
Кулаков
224
49,6
251
68,7
53
82,9
Зажиточных
140
28,5
62
16,9


Середняков
57
11,6
36
9,8
4
6,2
Бедняков
7
1,4
6
1,6
7
10,9.
Батраков
2
0,4
10
2,7


Без указания
42
8,5
-
-
-
-
Объединяя отдельные мотивы изъятия и разбивая таковые на 2 группы: а) политические (представители враждебных классов, антисоветские элементы), б) уголовное прошлое и моральное разложение, мы убеждаемся, что все же большинство изъято по мотивам политического характера.
Мотивы:


Политические
Уголовные
Примечание
мво
83%
17%
из 187
лво
65,8%
34,2% (20% угол.)

УВО
82,4%
17,6%
из 646
СибВО
85,9%
14,1%

скво
82,2%
17,8%

МС БМ
24,6%
75,4%

Только части морских сил Балтийского флота дают совершенно обратную картину. Проведенная работа в Балтийском флоте требует к себе особого внимания.
Среди уволенных по политическим соображениям большое место занимают чуждые по социальному происхождению. Много детей служителей культа (в МВО — 51, СибВО — 51, УВО — 31), полицейских и жандармов (в УВО — 11, СКВО — 8), торговцев и крупных собственников (СибВО — 93), бывших белых (СибВО — 13). В МВО обнаружено лицо, до призыва посвященное митрополитом Сергеем в сан ипподиакона, в ЛВО сын кулака, укрывавший штаб Деникина, бывший псаломщик, занимавшийся «служением богу».
Следует также отметить, что ЛВО представлены были к изъятию 1 кандидат в члены ВКП(б) и 1 член ВЛКСМ. Уволено 10 бывших членов ВКП(б) и 20 бывших членов ВЛКСМ (2 оппозиционера и 4 анархиста). К сожалению, мы не имеем таких данных по другим округам.
Переходя к качественной оценке проделанной в округах работы следует отметить: в общем и целом к работе этой подошли достаточно вдумчиво и серьезно. Наряду с этим установлен ряд дефектов:
1. Многие части решили воспользоваться этим изъятием, дабы освободиться не только от классово-чуждого и социально-опасного элемента, но и от трудно поддающихся воспитанию, недисциплинированных и т.п. Окружные комиссии и РВС выпрямляли эту линию. Этим и объясняется большой
521

процент неутвержденных из представленных частями к увольнению151. Так: в ЛВО из 766 оставлено в армии 86, или 11,2%6*, в УВО из 1039 затребованы дополнительные данные на 330 человек, в СКВО из 542 оставлено в армии 35%.
Прокурор СКВО отмечает, что окружной комиссией было в отношении оставленных в армии 35% предложено разработать и преподать местам практические указания по их воспитанию. Было отмечено, что отдельные части представляли к увольнению выступавших с критикой, пьянствующих и т.д. По отдельным частям % оставленных в армии еще более показателен:


Оставлено в армии
По УВО
в 1 кавдивизии
из 56
25% (14)

в 15 дивизии
из 39
38,5% (15)

в 44 дивизии
из 74
38% (28)
По БВО
в 5 корпусе
из 181
27% (49)
По ПриВО
в 1 дивизии
из 72
44,4% (32)
По СибВО
в 9 кавбригаде

40%

в 12 дивизии

38,5%

в 5 кавбригаде

25%

в 1 дивизии

24%

в 2 дивизии

20 %
Приведем еще отдельные характерные примеры допускавшихся частями ошибок.
В МВО комиссией при школе ВЦИКа уволен курсант, якобы бывший в банде и садившийся за убийство. При проверке это не подтвердилось. Без ведома окружной комиссии был уволен отделенный] командир автомотобата-льона Терехов только за то, что когда-то судился. Был он вполне дисциплинированным и ни в чем дурном замечен не был.
В БВО уволен был курсант школы младшего комсостава отд[ельной] сап-роты 29 дивизии Шуманов как классово-чуждый элемент. Оказался он политически выдержанным, активным деревенским общественником, подвергавшимся покушению от враждебных Советской власти элементов (ранен выстрелом из револьвера). Ответственный] организатор] ВЛКСМ и комроты дают о нем хорошие отзывы. Последний заявляет, что он был против увольнения.
В САВО уволен был как чуждый элемент отделенный] командир сверхсрочной службы 1 Туркестанского артполка Алексеев, член ВКП(б), бывший ответственный] секр[етарь] ячейки, выдержанный, устойчивый товарищ (мотивы прокурор не приводит).
2. Недостаточная подготовленность этой работы в некоторых частях.
Так, в САВО из 200 человек, значившихся по спискам политорганов, и боль
шого списка ОО совпадали только 2 фамилии.
3. Увольнение без утверждения РВСовета округа (МВО, ПриВО) сами
ми частями.
4. Неправильное понимание пункта об увольнении осужденных (см. выше
данные о МС БМ).
5. Зачисление увольняемых непосредственно частями в тыловое ополче
ние (МВО, СибВО, УВО, Чернфлот и др.). Несмотря на указанные директи
вы о том, что по увольнении части направляют в соответствующие адмотделы
сведения на предмет лишения избирательных прав уволенных, при наличии к
тому законных оснований, части сами отмечали в документах «зачисленный в
522

тыл ополчение». Этим присваивали себе функции исполкомов, вызывали недовольство лиц, не подлежащих зачислению в «тыловики».
Роль прокуратуры не во всех округах была одинаковой в этой большой и ответственной работе. Многие прокуроры не проявили к ней достаточного внимания. Участие в работе комиссий принимали прокуроры МВО, СибВО, Балтфлота, ПриВО, СКВО (округ и отдел 11 и 5 кавдивизий), в УВО прокуроры 14 корпуса, пом. прокуроров при 15 дивизии и 8 корпусе.
Использование своих материалов для представления в комиссии данных о подлежащих изъятию из армии лиц было в единичных случаях (в[оенные] прокуратуры] МС ЧМ - 6 чел., МС БМ - 9 чел., ККА - 22 чел.). Остальные ограничились рассмотрением поступивших в прокуратуры жалоб. Число таковых было крайне незначительно, и большинство из них оказалось неосновательными. В ЛВО — 1 основательна, в БВО из 14 — 1 основательна. В СКВО 1 жалоба и та неосновательна, в СибВО из 7 — 4 неосновательны и 3 не закончены еще рассмотрением. В МВО — единичны. В УВО, САВО несколько жалоб основательных по формальным мотивам (неправильное зачисление частями в тыловое ополчение).
Мероприятия по изъятию социально-чуждого элемента из РККА дадут положительные результаты только тогда, когда в деятельности призывных комиссий будут созданы условия, делающие почти невозможным его дальнейшее проникновение в армию. Некоторые данные о прошедшем призыве родившихся в 1906 г., находящиеся в нашем распоряжении, говорят о том, что отсев в текущем году был более серьезным, но все же оказался неполным. Работа призывных комиссий вряд ли обеспечила полноту отсева чуждого элемента.
Многие прокуроры отмечают, что связь призывных комиссий с соответствующими административными отделами исполкомов не была налажена. Последние недостаточно внимания уделяют вопросу составления списков лишенных избирательных прав, и призывным комиссиям приходится самим устанавливать социальную физиономию призывников. Прокурор УВО приводит ряд примеров небрежности окружных адмотделов.
Каменецкому ОИКу предлагалось представить списки лишенцев за 1 месяц до призыва. Он не представил таковых даже по городу. Работу проделал ОВК и призывные комиссии. В связи с этим 18 тылополченцев было выявлено в процессе самого призыва.
В Кременчугский ОВК давались указания по вопросу о состоянии списков 2, 13, 16, 28 июня, 2, 5 июля, 6 сентября. Все же списки по девяти районам поступили в период от 17 — 25 сентября (призыв был назначен на 25 сентября). Списки составлялись небрежно. Так, в списки попал комсомолец с рабочим стажем.
Волынский адмотдел вместо 1 августа представил списки 24 августа. Списки были неполны. Вместе с тем туда попали члены ВКП, ВЛКСМ, профсоюзов.
Белоцерковским ОВК представлен список в 322 лишенца, созданная комиссия выявила таковых 976.
Такое же положение и в других округах. Уже сейчас выявлен в ряде округов социально-чуждый элемент, проникший при последнем призыве. Так, в 45 дивизии — 14 кулаков, в 3 кавдивизий — 19 лишенцев, в 5 корпусе — 37 лишенцев, в Балтфлоте — 40 лишенцев. Отдельные лица выявлены и в ряде других частей (7 кавдивизия, 33 кавполк, СКВО, ПриВО и др.).
Однако все прокуроры отмечают, что в отчетном периоде работа ОВК и административных отделов исполкомов была поставлена значительно лучше. В некоторых районах % отсева при призыве столь велик, что позволяет сделать выводы о некотором перегибе в другую сторону. Так:
523

в Георгиевском участке
до 30 %
(предложено, сократили до 8,6 %)
в Прикумском
до 16,0 %

в Криворожском (УССР)
до 6,0 %

в терупр[авлении] Крыма
до 4,0 %
в прошлом году 2,4 %
в Кременчугском
до 3,6 %
в прошлом году 2,2 %
Постановление о военном налоге проводится слабо. Так, по БВО из всех зачисленных в тылополчение за 3 года 99 человек (в Витебском округе) налог взыскивался лишь с 35 чел. — 35,3 %, и с них взыскан еще не полностью. Так, в отношении 9 чел. недоимки составляют 25,6 %. Причины сего: нерозыс-кано — 19 чел., за необнаружением имущества — 7 чел., налог сложен — 12, признаны негодными к службе вообще по здоровью — 11 (в 1925 г.), неплатежеспособных — 7. Примеры:
Священник в 1925 г. обложен налогом в 50 р. в год — налог не взыскивался все время, а 26 ноября 1928 г. составлен акт о его бедности и освобождении от налога. Пораженный в правах в 1925 г. уехал в Вологду и поступил там в 10 артполк 10 дивизии. Налоготдел немедленно освободил его от налога, но не уведомил соответствующие органы о том, что он неправильно принят в армию.
Сумма недоимок по Витебскому округу составляет 1429 руб. 14 к. — 50% общей суммы. По Смоленскому уезду в 1927/28 г. начислено 7323 р., а реализовано 2797 р. 55 к. По г.Смоленску из 1834 р. 60 к. реализовано 858 р. 27 к. Не лучшее положение со взысканием налога отмечает и ряд других прокуроров округов.
Выводы:
1. Директивы Реввоенсовета Союза об изъятии социально-чуждого элемен
та из рядов РККА были весьма своевременны. Реализованы они были, в
общем и целом, достаточно внимательно во всех округах, где очистили армию
от вредного, разлагающего элемента.
2. Работа эта не может считаться целиком законченной. Надлежит создать
условия, которые обеспечили [бы] ее продолжение в дальнейшем152.
3. Многие части стремились воспользоваться указанной директивой для
удаления из частей недостаточно дисциплинированных военнослужащих. Над
лежит решительно воспрепятствовать этой тенденции.
4. В отдельных округах (главным образом в МС БМ) изъят огромный
процент рабочих. Явление это требует тщательного изучения. Надлежит
также немедленно указать местам на искривление в этих случаях директивы
РВСовета Союза.
5. В соответствии с изложенным необходимо уточнение пункта директивы,
говорящего об изъятии осужденных за уголовные преступления к лишению
свободы на сроки в 6 месяцев и выше. Необходимо указание, что этот пункт
относится лишь к рецидивистам «уголовникам», но не к совершившим воин
ские правонарушения.
6. При проведении очередного призыва частично вновь попали в армию
классово-чуждые элементы. Работа административных отделов исполкомов по
составлению списков лишенцев во многих местах недостаточно удовлетвори
тельна.
Необходимо указание ЦИКов союзных республик о большем внимании к этому вопросу, принятие решительных мер к упорядочению работы адмотде-лов и к привлечению к ответственности лиц, халатно относящихся к выявлению лиц, подлежащих лишению избирательных прав.
Учитывая, что социально-чуждый элемент прибегает к ряду ухищрений в целях вступления в ряды РККА (устройство на временных работах, перемена
524

местожительства), надлежит выработать ряд мероприятий, как препятствующих этому проникновению, так и позволяющих правильно определять социальное положение призывников. Необходимо привлечение к уголовной ответственности лиц, укрывающих свое прошлое, свою социальную физиономию в целях проникновения в РККА (прокурорами СибВО и МВО уже меры приняты).
7. Работа налогового аппарата в части взыскания военного налога с лишен
цев во многих местах неудовлетворительна. Надлежит выработать твердые
нормы военного налога и требовать реального взыскания.
8. Надлежит категорически воспретить воинским частям зачислять уволь
няемых в тыловое ополчение, минуя заинтересованные исполкомы, и привле
кать виновных в сем к дисциплинарной ответственности.
9. Большинство прокуроров не приняло активного участия в работе по
изъятию социально-чуждого элемента. Некоторым прокурорам не понятна
роль их в этом деле.
Пом. прокурора Верхсуда СССР по Военной прокуратуре Розовский.
РГВА. Ф. 9. Оп. 28. Д. 76. Л. 104—109. Заверенная копия.
1* Заголовок документа.
2* Данные прокуратуры с данными ГУ РККА не сходятся. По отдельным округам в единицах. По ЛВО ГУ РККА фиксирует 335. (Прим. док.).
3* По сведениям В[оенной] прокуратуры] УВО, помимо сего, после проверки дополнительных материалов было изъято еще 330 чел. (Прим. док.).
4* Сведения по ККА взяты с Каспийским флотом, из коего изъято 10 чел. (Прим. док.).
5* Из них 288 лиц [изъято] еще до реализации директив РВС Союза. (Прим. док.);
6* На остальных затребованы дополнительные данные. (Прим. док.).
№ 156—157
Группа Бухарина против сталинского насилия над деревней
30 января — 9 февраля 1929 г.
№ 156
Из заявления Н.И.Бухарина в Политбюро ЦК ВКП(б)
30 января 1929 г.
Уважаемые товарищи!
На сегодняшнем заседании поставлено «сообщение т. Орджоникидзе о внутрипартийных делах». По сути дела здесь в третий раз ставится вопрос о так называемом «дневнике Каменева», «троцкистской прокламации»153, или, еще конкретнее, о Бухарине, Томском, Рыкове; в первую очередь о Бухарине. Гнусная и провокаторская прокламация (к счастью, почти или вовсе не распространенная в районах) делается орудием для того, чтобы подорвать мое партийное имя и подготовить соответствующие оргвыводы «снизу», путем соответствующей «информации». По этому поводу я должен дать свои объяснения, которые я фиксирую в настоящем заявлении.
Несколько слов о «документе». Он страдает в отдельных частях и в целом странной неряшливостью изготовки: 1) в нем речь идет о тройной отставке в
525

июле, тогда как мысль о ней появилась в ноябре154; 2) прокламация выпущена троцкистами якобы на днях, а в ней нет ни слова об арестах троцкистов и высылке Троцкого; 3) в ней, в качестве последнего события, цитируется октябрьская речь т. Сталина1*, и ни слова о ноябрьской речи2*; 4) сам документ почти неуловим, тогда как другие прокламации распространялись в большом количестве и т.д.
Я, разумеется, не могу отвечать за содержание документа, кем и для каких целей он ни был бы сфабрикован, отпечатан и пущен в оборот. Он написан, мягко выражаясь, одностронне, тенденциозно, с пропуском и извращением ряда важнейших мыслей...
Я должен, однако, остановиться на более важных и существенных вопросах, которые стоят в связи с этим эпизодом. Смешно и нелепо вырывать из общей связи важных партийных проблем этот эпизод и к нему сводить «внутрипартийное положение».
/. О политической линии партии
Что уже давно лежало и лежит в основе внутренних конфликтов в среде ПБ? Было бы в высшей степени странно искать их только в личных особенностях членов ПБ и т.д. Ясно, что здесь налицо какие-то подпочвенные политические оттенки.
Этот вопрос отнюдь нельзя смешивать с вопросом о политической линии. Я принимал самое ближайшее участие в составлении резолюций XIV, XV съездов и всех последних пленумов. Проекты этих резолюций большею частью написаны мной. Я согласен с резолюциями этих официальных органов партии. Но я утверждаю, что нередко фактическая линия проводится вопреки этим резолюциям, по инструкциям или речам товарищей, по-своему понимающих обстановку.
Перед июльским пленумом меня крайне тревожил вопрос о чрезвычайных мерах и некоторые другие важнейшие хозяйственные вопросы (резервы, золото, посевы и т.д.). Я, памятуя о последнем завещании Ленина, с большой напряженностью наблюдал за процессами недовольства среди крестьян и т.д. Это прямо завещал Ленин. В этом он видел главную задачу. Меня закулисно объявили паникером и пустили этот слушок по стране. Однако мы выработали после упорной борьбы общую резолюцию. Чрезвычайные меры были отменены.
Но что определяло фактически дальнейшую политику! То, что упоминается и в «документе», а именно — речь т. Сталина о дани. На XIV партсъезде т. Сталин бил изо всех сил Преображенского за колонии и эксплуатацию крестьянства155. А на июльском пленуме он провозгласил лозунг дани, т.е. военно-феодальной эксплуатации крестьянства.
Дань есть категория, ничего общего не имеющая с социалистическим строительством. Но крылатое слово «дань» оказалось, к сожалению, не только «литературой». В связи с этим стоит и последующее переобложение крестьянства, и растущие затруднения с хлебом, и сокращение посевов, и недовольство крестьянства (теперь приходится снижать налог). Никто вопроса о «дани» не обсуждал. Никто не имеет права требовать от члена партии солидаризации с этой «данью». А между тем создалось такое положение, что никто не может слова сказать против «дани», ибо это слово произнесено т. Сталиным. Горячий т. Петровский («Ленинградская правда») написал против «дани», но он быстро очутился зам. редактора органа крайплана в Саратове (журнал с тиражом в 1000 экз.). Между тем, эта формула переворачивала все старые партийные решения, поэтому она произвела такое огромное впечатление. С ней, разумеется, я согласиться никак не мог и видел в ней провозвестника дальнейшей «чрезвычайной» политики. Тов. Каганович на июльском пленуме ориен-
526

тировался на повторение чрезвычайных мер «в случае чего». Ударение нужно было делать на мире с середняком, а над этим посмеивались.
Осенью для меня стало ясно, что тревожные явления в хозяйстве нарастают. В сугубо осторожной форме я дал анализ этих явлений в «Заметках экономиста»'56. Тогда в меня буквально вцепились. Я не был в Москве (следовательно, никак не мог передать решения ПБ об этой статье кому бы то ни было). Началась волна «проработок» всюду и везде. Я предупреждал, что положение с золотом — тревожное, и ставил вопрос о резервах — над этим издевались. Я говорил о том, что у нас дело с зерном стоит на месте или даже идет назад. Это объявили паникой и трусостью. Я предрекал, что нелепо давать ассигнования, если нет (и нельзя за год произвести) строительных материалов. Это превратили в «равнение по узким местам» и т.д., а меня в противника индустриализации, совхозов, колхозов и в правого уклониста. Во всей печати анонимно меня травили в десятках статей, причем особенно старались бывшие троцкисты, а также редакция «Правды».
Перед ноябрьским пленумом я повторно, в третий, в десятый раз говорил о крайне тревожном положении и с перспективами хлебозаготовок, и с вопросом о посевных площадях, предсказывая воспроизводство трудностей и даже их обострение, если не сделать ударения на хозяйственно-политический мир с середняком. Мне отвечали, что на Украине, например, крестьяне с фонарями, с величайшим энтузиазмом по ночам распахивают поля и что только маловеры, паникеры и т.д. думают иначе. Все же удалось и здесь после острой борьбы принять общую резолюцию, существенным пунктом которой было место: одной из центральных задач является стимулирование индивидуального бед-няцко-середняцкого хозяйства. Однако после принятия резолюции15? (единогласно принятой — в составлении ее я тоже принимал самое ближайшее участие, проект писали Рыков и я) «практика» и вся кампания пошли по другому руслу: вышеупомянутое место «выскочило», о нем «забыли». Сотни резолюций — и почти ни одной с соответствующей интерпретацией. Сотни статей — и то же самое. В результате, несмотря на храбрые заявления очень храбрых товарищей, мы имеем значительное сокращение озимых (данные ЦСУ — по всему СССР на 5%, по Украине до 12%) и тяжелейший хлебный кризис, плюс тяжелое положение с иностранными платежами. Мы должны теперь вводить карточки, резать импорт и почти наверняка принуждены будем резать прежние производственные программы. Действительность оказалась еще хуже, чем я говорил. Меня ругали и травили за правдивую оценку положения, которая есть основная предпосылка правильной политики. Были созданы две «линии»: одна — словесные резолюции, другая — это то, что проводилось на деле. Я десятки, сотни раз проверял себя, старался изучить вопрос, просил аргументов против себя. Но у нас в верхушке создали такое положение, что говорить нельзя, иначе неизбежно очутишься или «паникером», или «антиленинцем», причем получаешь эти клички от товарищей, компетентность которых в данных вопросах является по меньшей мере спорной.
Из документа видно, что я считал главным мир с середняком, укрепление союза с ним. Это и сейчас есть центральная задача. Только теперь с поразительной ясностью видно, как прав был Ленин, так усиленно настаивавший на величайшей осторожности в этом деле...
Серьезные больные вопросы не обсуждаются. Вся страна мучится над вопросами хлеба и снабжения, а конференции пролетарской господствующей партии молчат. Вся страна чувствует, что с крестьянством неладно. А конференции пролетарской партии, нашей партии, молчат. Вся страна видит и чувствует перемены в международном положении. А конференции пролетарской партии молчат. Зато град резолюций об уклонах (в одних и тех же словах). Зато миллионы слухов и слушков о правых Рыкове, Томском, Бухарине и т.д.
527

Это маленькая политика, а не политика, которая в эпоху трудностей говорит рабочему классу правду о положении, ставит ставку на массу, слышит и чувствует нужды массы, ведет свое дело, слившись с массами.
2. Об организационной линии партии
В этой области у нас тоже две линии. Одна парт линия «обращения о самокритике»158. Здесь все: сама самокритика, партдемократия, выборность и т.д. А где мы на самом деле видели выборного губернского секретаря? На самом деле элементы бюрократизации у нас в партии возросли.
В самом деле, что значит, например, снятие (!!) за простое голосование на фракции профсоюзного съезда против предложения ЦК, что прямо разрешено уставом? В свете этого во что превращается самокритика? Как можно обсуждать хозяйственные вопросы, если забота о хлебе объявляется обывательщиной (сытыми людьми)? Если забота о прочности смычки с мужиком нередко фигурирует как крестьянский уклон, если предложение дать на что-либо добавочную ассигновку или ее урезать — как антиленинизм? И т.д. и т.п. Кто раскроет рот по этим вопросам? Вот почему эти вопросы не ставятся, держатся под спудом. Вот почему вся партия их обсуждает, но «про себя», по два, по три человека.
Вот почему у членов партии создалась тоже двойная «линия»: один счет — «для души», другой — «для себя». Посещение собраний, единодушное голосование, принятые официальные формулы становятся ритуалом, необходимой партийной церемонией. Борьба с бюрократизмом должна начинаться именно отсюда, а мы этот бюрократизм насаждаем.
Официально я и ряд других товарищей не представляют объекта нападения, проработки и т.д. Реально — излюбленная пища. Раздвоение политики приводит к раздвоению организационной политики. Иногда неофициальная линия вдруг прорывается наружу: таково, например, выступление т. Калинина на Баумановской конференции159 (против «правых» Бухарина, Томского, Рыкова. «Левый» Калинин против «правого» Бухарина — это вообще пища для богов!). Подобная «линия» подкрепляется и целым рядом официальных жестов: таково изменение — вопреки всем традициям партии — редакции «Правды» (политкомиссары Крумин и Савельев над членом ПБ Бухариным), такова рассылка ряда товарищей по провинции, такова работа профсоюзов (т.н. введение т. Кагановича, который, будучи типом чисто административного работника и образцом нажима, должен бороться за «профсоюзную демократию»), лишение партийцев их элементарнейших прав, предоставляемых уставом, отсюда же падение значения Политбюро...
Исходя из всего вышеуказанного, принимая во внимание всю необходимость мира и работы без трений наверху, я считаю, что меня необходимо освободить от работы в КИ и в «Правде», чтобы это ни в какой форме не повредило партии, я предлагаю любую подходящую внешнюю форму отставки.
Попытка наладить работу после ноября была взорвана атакой на руководство ВЦСПС. «Документ», вернее его рассылка и т.д., уничтожает все и всяческие сомнения и колебания. В то же время трудности, стоящие перед страной, настолько велики, что прямым преступлением является трата времени и сил на внутреннюю верхушечную борьбу. Никто не загонит меня на путь фракционной борьбы, какие бы усилия ни прилагались к этому. Отсюда один выход, тот выход, который я предлагаю и на котором буду настаивать перед пленумом ЦК.
Бухарин.
РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 726. Л. 77—82. Машинописная копия.
** См.: Сталин И.В. Соч. М., 1949. Т. И. С. 222-238. 2* См.: Там же. С. 245-290.
528

№ 157
Из заявления Н.И.Бухарина, А.И.Рыкова и М.П.Томского Объединенному заседанию Политбюро ЦК ВКП(б) и Президиума ЦКК
9 февраля 1929 г.
Ввиду того, что в принятой комиссией резолюции на основе шантажистской, якобы троцкистской прокламации делается попытка дискредитации трех членов высшего учреждения партии — тт. Бухарина, Рыкова, Томского, мы, в интересах партии, считаем необходимым дать общий ответ на эту резолюцию, переполненную утверждениями, которые мы затрудняемся квалифицировать иначе как грубейшее извращение истины. Мы, таким образом, вынуждены отвечать на этот неслыханный документ. Мы считаем его образцом закулисно подготовленного нападения, увенчивающего ту кампанию организованной беспринципной травли против нас, которая систематически «неофициально» велась уже в течение ряда месяцев. Принятый комиссией документ, несомненно, послужит исходным толчком для новой волны «проработок» как подготовки отсечения ряда членов Политбюро. Он с фатальной необходимостью будет орудием этой усекающей «работы». Мы не можем поэтому не ответить на него и в интересах элементарной истины, и в интересах партии, в рядах которой мы боролись в течение нескольких десятков лет...1*
3. О лозунге «дани», провозглашенном т. Сталиным
В главе 2-й «Куда растет фракционная деятельность т. Бухарина» к этой «фракционной деятельности» отнесено даже помещение статьи «Заметки экономиста», а также отставка т. Томского и т.д. Эти чудовищные «заключения» сопровождаются коварно лживыми утверждениями, будто т. Бухарин разделяет позицию т. Фрумкина. Выпады такого рода должны помочь т. Сталину выбраться из того неудобного положения, в котором он очутился, став глашатаем и провозвестником теории «дани» с крестьянства.
Предварительно нужно заметить, что проект резолюции неоднократно ставит рядом т. Сталина и партию, как равновеликие величины, или же прямо заменяет т. Сталина Центральным Комитетом, а ЦК — т. Сталиным. На этом «смешении» строятся обвинения против т. Бухарина в «нападении» на ЦК. Ни ЦК, ни партия в целом отнюдь не провозглашали теории «дани». Тов. Сталин эту теорию провозгласил и не хочет признать свои ошибки.
Уже несколько лет тому назад т. Преображенский выступил с теорией, в которой он проводил аналогию между колониями для капиталистов и крестьянством для нас. Закон «первоначального социалистического накопления», по его мнению, и состоит в том, чтобы взять, что технически можно взять с крестьянина, подобно тому, как империалисты берут с колоний. Тов. Бухарин отвечал тогда т. Преображенскому подробной критической статьей160, причем вся партия, все антитроцкисты были с этой статьей согласны. Сам т. Сталин позднее выступил по этому поводу с такими заявлениями: «Я думаю, что т. Преображенский, приравнивая крестьянское хозяйство к "колониям" и пытаясь строить отношения между пролетариатом и крестьянством, как отношения эксплуатации, — подрывает тем самым, пытается подорвать, сам того не понимая, основы всякой возможной индустриализации.
Я утверждаю, что эта политика не имеет ничего общего с политикой партии, строящей дело индустриализации на основе экономического сотрудничества между пролетариатом и крестьянством» (Доклад на XV всесоюзной конференции ВКП(б) 1—3 декабря 1926 г. Сб. «Об оппозиции», стр. 369)2*.
А теперь на июльском пленуме он повторил аргументацию Преображенского! Это не политика, а качка!
529

Ошибка т. Сталина, как и ошибка Преображенского, состоит вовсе не в голом утверждении, что крестьянство «переплачивает» (это, возможно, будет еще долгое время, хотя мы должны напрягать все усилия к быстрой ликвидации такого положения, согласно прямым указаниям Ленина). Эта ошибка состоит в неправильной, антиленинской, антимарксистской характеристике социального отношения пролетариата и крестьянства, что ведет неминуемо и к практике чрезмерного обложения, подрывающего основы Союза рабочих и крестьян. Дань есть категория эксплуататорского хозяйства. Если крестьянин платит дань, значит, он — данник, эксплуатируемый и угнетенный, значит он, с точки зрения государства, — не гражданин, а подданный. Можно ли соучастие крестьянства в строительстве промышленности обозначать как дань? Это вздорно, неграмотно и политически опасно. Какой же союз с середняком можно наладить, если считать его за данника? Какую же смычку можно организовать, если исходить из теории дани? Если смотреть на дело с точки зрения дани, тогда, разумеется, нечего заботиться ни о мере обложения, ни о снабжении деревни и т.д. Ленин, как известно, смотрел не так, что мы должны брать с крестьянина дань, а говорил о «кредите», о «ссуде» у крестьянства, подчеркивая, что мы должны «платить по векселям».
Ленин говорил на XI съезде:
«Мы до сих пор писали программы и обещали...3*, но сейчас дело обстоит так, что мы должны проверку нашей работы установить уже серьезную, не ту, которая бывает через контрольные учреждения, теми же коммунистами создаваемые...3* Не эта проверка теперь нужна, а та, которая является проверкой с точки зрения массовой экономики.
Капиталист умел снабжать. Он это делал плохо, он это делал грабительски, он нас оскорблял, он нас грабил... 3* но капиталист все же умел снабжать, а вы умеете? Вот самая простая и самая убийственная критика, которую крестьянство в прошлом году, а через крестьянство целый ряд слоев рабочих, направляли против коммунистической партии. Проверка нужна настоящая» (Протоколы, с. 30)4*.
«Крестьянин знает рынок и знает торговлю. Прямого коммунистического распределения мы вести не могли... 3* Тогда мы должны дать через торговлю, но дать это не хуже, чем это делал капиталист, иначе такого управления народ вынести не может. В этом гвоздь положения» (Протоколы, с. 55)4*.
«Наша цель — восстановить смычку, доказать крестьянину делами, что мы начинаем с того, что ему понятно, знакомо и сейчас доступно при всей его нищете, а не с чего-то отдаленного, фантастического с точки зрения крестьянина; доказать, что мы ему умеем помочь, что коммунисты в момент тяжелого положения разоренного, обнищалого, мучительно голодающего мелкого крестьянина ему сейчас помогает на деле. Либо мы это докажем, либо он нас пошлет ко всем чертям. Это совершенно неминуемо5*.
Крестьянин нам кредит оказывает, но этот кредит не может быть неисчерпаем, это надо знать и, получивши кредит, все-таки поторапливаться. Надо знать, что приближается момент, когда крестьянская страна нам дальнейшего кредита не окажет, когда она, если можно употребить коммерческий термин, спросит наличными...3* вот какой экзамен на нас неминуемо надвигается, и он решит в последнем счете судьбу нэпа и коммунистической власти в России» (Протоколы, с. 28)4*.
Так, как смотрел Ленин, смотрит и вся партия. Но это вовсе не то, что выражается словом «дань». Для чего понадобилась т. Сталину переделка ленинской «смычки» на «дань»? Для чего изменять формулировку, для чего давать формулировку, соответствующую совершенно другим отношениям, если не хочешь менять самого содержания отношений? Это изменение формулировки наших отношений с крестьянством было особенно опасно потому, что мы толь-
530

ко что имели чрезвычайные меры, и теория «дани» легко могла быть воспринята как идеологическое увековечение этих мер.
Тов. Сталин лишь «углубил» Е.А.Преображенского, он не только приравнял крестьянство к колониям, не только приравнял отношение пролетариата и крестьянства к отношениям экплуататорского типа, но взял наиболее жесткую форму эксплуатации («дань»). Тов. Сталин (не партия, не ЦК) переполз на точку зрения Преображенского (с. 116 стенограмм).
Неправда, что т. Бухарин прошел мимо «дани» на июльском пленуме ЦК. Тов. Бухарин заявил на июльском пленуме т. Молотову о своем несогласии с тезисами о дани. Тов. Бухарин в речи на том же пленуме говорил против «закона» Преображенского"*.
Он не разжигал дискуссии по этому вопросу, как не делали этого и другие товарищи из соображений сохранения единства, зная, как воспринимает т. Сталин любое критическое замечание по своему адресу. Тов. Томский выступал против теории дани открыто. Так, в стенограммах пленума в речи т. Томского мы читаем: «Конечно, тяготы этого строительства ложатся на всех трудящихся, ложатся на рабочий класс, ложатся на крестьянство, но я бы отсюда не рекомендовал делать рискованного вывода, во всяком случае, я считаю опасной формулировкой, если мы будем говорить, что середняк и рабочий платят дань за восстановление промышленности и ее реконструкцию» (Стенограмма июльского пленума, выпуск 2-й, стр. 138).
Представленный проект резолюции не только не осуждает теории дани, но протаскивает ее как партийное решение, предлагая одобрить эту теорию на объединенном заседании Политбюро и Президиума ЦКК. На это не может пойти ни один ленинец.
Не мудрено, что после всего этого Е.Преображенский писал о молчаливом блоке со «сталинцами», а Троцкий требовал вывода нас из Политбюро!
4. Тов. Крумин и лозунг наступления на крестьянское хозяйство
Сползание на троцкистскую точку зрения нашло свое выражение и на ноябрьском пленуме, и после ноябрьского пленума. Известно, что наряду с «технически досягаемым» обложением крестьянства, «колониями» и т.д. у Преображенского была развита и другая мысль, находившаяся в ближайшей связи со всей его установкой. Разделяя хозяйство СССР не на пять укладов и даже не на три (капитализм, простое товарное хозяйство, социализм, что соответствует: а) кулаку и нэпману, т.е. буржуазии, б) трудовому крестьянству, в) пролетариату), а на два (государственное хозяйство и хозяйство частное), Преображенский утверждал необходимость вытеснения, «пожирания» крестьянского хозяйства. Ленинцы указывали ему на недопустимость смешивания в одну кучу капиталистов и трудящихся крестьян (простых товаропроизводителей). Ленинцы утверждали, что выдвигать теорию «пожирания» (разорения под напором государственного хозяйства) крестьянских хозяйств значит изменять Ленину, не понимать учения о смычке, соучастии крестьянства под руководством пролетариата в деле социалистического строительства. Ленинцы говорили, что по отношению к мелким и мельчайшим крестьянским хозяйствам пролетариат ведет политику не «вытеснения», не «пожирания», не разорения, а подъема и социалистической переделки.
На ноябрьском пленуме ЦК было подчеркнуто то обстоятельство, что одной из центральных задач партии является задача стимулирования индивидуального крестьянского (бедняцкого и середняцкого) хозяйства7*. Эта задача почти исчезла, когда дело дошло до трактовки, разъяснения, комментирования резолюций пленума. Но особенно отличилась здесь «Экономическая жизнь». В передовой статье «Индустриализация и зерновая проблема (к итогам пленума ЦК ВКП(б))» газета говорит: «...невредно напомнить азы лени-
531

низма, забытые ими»...3* «Вопрос о том, какая форма возьмет верх, сводится к вопросу о темпе наступления пролетарских командных высот на капиталистические элементы хозяйства, с одной стороны, и на мелкое и мельчайшее крестьянское производство, которое является тормозом социалистического развития страны, с другой» («Экономическая жизнь», № 274 от 25 ноября).
Во всей этой передовице что ни фраза, то перл. Исчезает буржуазия (нэпманы), что, очевидно, тоже «азы ленинизма». Утверждается, что крестьянство само может скинуть пролетариат, тогда как в «азах» Ленин учил об опасности его смычки с нэпманом (город ведет деревню). Сеется страх перед крестьянством как таковым, хотя Ленин прямо писал: «Всякое улучшение положения крупного производства, возможность пустить некоторые крупные фабрики — настолько упрочивает положение пролетариата, что бояться стихии мелкой буржуазии, даже возрастающей, нечего. Не того надо бояться, что мелкая буржуазия и мелкий капитал вырастут, надо бояться того, что слишком долго продолжается состояние нужды, недостатков продуктов, из которого вытекает уже обессиление пролетариата, его невозможность противостоять стихии мелкобуржуазных колебаний. При увеличении количества продуктов никакое развитие мелкой буржуазии не будет больше минусом, поскольку это дает развитие крупной промышленности»...3* (см. том XVIII, ч. 1-я, стр. 154 — 155)«*.
(Сталин, кстати сказать, цитируя это место, прибавлял в своем докладе на XV конференции: «Поймут ли когда-либо товарищи из оппозиции, что паника насчет дифференциации и частного капитала в деревне есть обратная сторона неверия в возможность победоносного социалистического строительства в нашей стране»^*.)
Но все это бледнеет перед формулой, данной учителем «азов марксизма» из «Экономической жизни», а именно, перед формулой наступления на капиталистические элементы и «н# мелкое и мельчайшее крестьянское производство». Оказывается, «азы марксизма» состоят в том, что рядом с наступлением на капитал нужно наступать и на мельчайшего крестьянина, т.е. на бедняка. До такого уродства не договаривался даже Преображенский. Под статьей подписи нет. Она редакционная. Подпись редактора — Г.Крумин, тот самый, который посажен для контроля над Бухариным в «Правду».
Понятно, что при установке на «дань» и «наступление на мелкое и мельчайшее крестьянское производство» этому производству не поздоровится: но тогда и хлеба не будет, и союза рабочих и крестьян тоже не будет.
5. О хозяйственной политике и о фактическом ее проведении
Честное, правдивое изображение того, что есть, изучение и строгая проверка фактов является непременной предпосылкой правильной марксистской политики и правильного руководства. Проект резолюции обходит, к сожалению, одни тяжелые факты и приукрашивает другие. Основным фактом нашего теперешнего экономического положения является тот факт, что на 12-м году пролетарской диктатуры, при больших успехах социалистического строительства вообще, мы вводим систему хлебных карточек, что налицо полуголод в ряде районов, недостаток сырья, острый недостаток промтоваров, признаки инфляции и тяжелое положение с золотыми и валютными средствами. При этом нельзя не отметить того параллельного объективного факта, что в силу целого ряда условий мы вынуждены были сходить с рельс правильной политики. В самом деле, какие у нас были главные хозяйственные споры с троцкистами до их окончательного отхода от партии?
Это были следующие вопросы:
а) об обложении крестьянства в связи с индустриализацией;
б) о политике промышленных цен;
в) о значении нашего рубля и инфляции;
532

По всем этим вопросам нам грозит опасность быть сбитыми на неправильную позицию.
С обложением крестьянства дело обстоит не так, как его излагает проект резолюции. В прошлом году речь шла об увеличении налога на имущие слои (кулачество, зажиточные середняки). А в действительности, фактически были чрезвычайно переобложены середняки (т.е. факты «случились» по Преображенскому).
С промценами дело обстоит далеко не благополучно. Если ранее осью политики была здесь политика на систематическое снижение цен, то теперь фактически налицо политика либо стабильных, либо повышающихся цен.
С нашим червонцем, о твердости коего мы в противоположность инфляци-онистским планам троцкистов раньше так заботились, дело обстоит так, что налицо уже явные признаки инфляции.
Индустриальное строительство, строительство внеиндустриальное и т.д. развивалось у нас за последние годы в значительной мере за счет траты золота и эмиссий; сельское зерновое хозяйство росло совершенно недостаточным темпом. Сокращение озимых примерно на 4% по Союзу в этом году есть грозное явление. Не кто иной, как т. Сталин, говорил в своем докладе об итогах июльского пленума (в Ленинграде): «Когда нет смычки, крестьянин теряет веру в завтрашний день, он уходит в себя, он перестает верить в прочность Советской власти, он начинает сокращать свои посевы и, во всяком случае, не рискует расширять их, боясь, что пойдут опять обходы дворов, обыски и т.д. и отберут у него хлеб»10*.
Хлебозаготовки, начиная с января, идут неудовлетворительно. В этом отношении проект резолюции говорит отнюдь не то, что есть на самом деле. Широчайшая кампания (агрономическая) не принесет необходимых плодов, если не будет подведен базис личной хозяйственной заинтересованности «мелких и мельчайших» крестьян.
В этом отношении, несмотря на решения июльского пленума, сделано было мало, ибо говорить об индивидуальном хозяйстве, усилении стимулов его подъема, всемерном содействии его развитию до ноябрьского пленума вообще считалось неприличным. Резолюция июльского пленума в части отношения к индивидуальному середняцко-бедняцкому хозяйству на деле осталась только «литературным произведением».
Только теперь, несмотря на вредные передовицы, опубликованные московской печатью после ноябрьского пленума, начался сдвиг в отношении середняка. Сдвиг этот нужно закрепить, нужно довести его до самого низу, откидывая одновременно не только на словах, но и на деле, линию на кулака, выраженную в предложениях тт. Калинина и Микояна (предложение Калинина и Микояна, принятое комиссией ПБ и внесенное на рассмотрение ПБ, об освобождении от налога новых кулацких посевов и предложение т. Микояна, внесенное в свое время на обсуждение комиссии ноябрьского Пленума ЦК, о льготах кулакам, сдающим продукты кооперативам).
Глупо обвинение нас в недооценке колхозного движения: страна терпит недостаток в хлебе не благодаря развитию колхозов, а несмотря на это развитие; этот недостаток хлеба будет обостряться, если все успехи нашей политики в деревне на ближайшие годы мы свяжем только и исключительно с успехами колхозного движения, которое, конечно, нужно всячески и всемерно поддерживать. Простой арифметический расчет показывает нам, что в ближайшие годы они (колхозы и совхозы) не смогут быть основным источником хлеба. Основным источником будут еще долгое время индивидуальные хозяйства крестьян. До каких геркулесовых столбов доходило, однако, невнимание к индивидуальному крестьянскому хозяйству, показывает цитированная выше передовица «Экономической жизни», где речь идет об экономическом наступ-
533

лении на мелкое и мельчайшее крестьянское хозяйство. Приблизительно так же «трактовали» вопрос и другие газеты. Тон «разъяснения» ноябрьских резолюций был дан совершенно определенный11*.
В общем этот тон получился таким образом: известно, что до Пленума была борьба за резолюцию в Комиссии. Нас обвиняли, что мы слишком мрачно оцениваем положение дел в сельском хозяйстве; долго упорствовали в принятии формулы о необходимости стимулировать личные интересы индивидуальных крестьян и т.д. Таким образом, текст резолюции явился результатом известного компромисса, что вовсе не плохо и даже необходимо в сложной обстановке, когда не сразу находятся готовые решения. Но разъяснение резолюции пошло только по одной половине. Из этого вытекала характеристика резолюции как эклектической, характеристика, которая открыто давалась людьми, зараженными детской болезнью левизны, и на пленуме, и на собраниях после него. Разъяснялось не то, что принял официально ЦК на пленуме, а лишь одна сторона дела. А эта однобокость имела уже своим последствием несомненный практический вред.
Все эти факты вовсе не говорят о том, что «виноват ЦК». Документ Комиссии утверждает, будто тезис, что «ЦК решает одно, а проводится в жизнь другое», означает непризнание линии партии. Это, конечно, плохо сделанный софизм, это прямая неправда. Если «Экономическая жизнь» пишет о наступлении на крестьянское хозяйство — это есть неправильное «проведение в жизнь» решений ЦК. Если ряд газет брали такие же тона — это кривое «проведение в жизнь» официальных решений ЦК. Если кто-либо популяризировал «дань» — это не есть проведение в жизнь решений ЦК. Неужели теперь воспрещается делать даже такие замечания?
Утверждение проекта резолюции о том, что т. Бухарин (и, очевидно, мы все вместе с ним) «сползает на позицию т. Фрумкина», рассчитывает на «развязывание капиталистических элементов» и т.д., — это утверждение представляет собою такое же совершенно противоречащее истине измышление, какими документ изобилует на каждом шагу12*.
Измышлением является и утверждение, будто т. Бухарин заявил «о безнадежности нашего валютного положения». Нигде и никогда о безнадежности речи не было. Речь шла о недальновидной, нехозяйственной и политически опасной растрате золотого фонда. И здесь лучше всего видны софизмы автора резолюции. Партия в лице ее съездов, в том числе последнего съезда, приняла резолюцию о резервах. Эти директивы не выполнены. Мы считаем необходимым большее внимание к этим решениям, принятие дополнительных мер для их выполнения, включение в план работы всех решающих органов выполнение их на деле. А по проекту резолюции Комиссии наше стремление выполнить решение партии по этому вопросу означает несогласие с линией партии.
Никто из нас вовсе не желает оспаривать лавры у т. Рудзутака. Мы хотели бы все же установить такие факты: проект резолюции XV съезда о пятилетке, с особой силой подчеркивавший вопрос о резервах, в том числе и о золоте, писали т. Бухарин и т. Рыков; о резервах на ноябрьском пленуме говорил в своем докладе т. Рыков, также и т. Бухарин (на июльском пленуме); в «Заметках экономиста» во главу угла поставлен вопрос о резервах. Этого достаточно. Мы вовсе не хотим снижения темпа индустриализации. Наоборот, мы хотим наибольших темпов, прочных и длительных, индустриализации. Но мы полагаем, что на «дани» социалистической индустриализации не построить; что индустриализация не должна базироваться на растрате до последней копейки наших фондов; что она должна иметь своей базой подъем бедняцко-се-редняцкого хозяйства и общий рост производительности труда. Мы полагаем, что только со здоровым сельским хозяйством, здоровой валютой, хорошими резервами мы можем быстро идти вперед и гарантировать свою победу над
534

внешним врагом в случае военного столкновения. Только в таком случае мы будем идти максимально быстро по пути победы социализма и в городе, и в деревне.
Таким образом, грубым измышлением является навязывание нам какой-то другой, непартийной линии. Мы боремся именно за то, чтобы полностью проводить официальные решения партии. Только такое проведение (а не однобокое извращение линии) позволит избегать ошибок, приводящих к тяжелейшим хозяйственным последствиям.
6. О бюрократизме и внутрипартийной демократии
Документ Комиссии нападает очень ожесточенно на заявление т. Бухарина о бюрократизации в партии. Документ цитирует старую брошюру т. Ленина против криков о бюрократизме. Документ обвиняет т. Бухарина (а следовательно, и солидаризировавшегося с ним т. Рыкова) в том, что он «повторяет» Троцкого. Все эти замечательные аргументы могут быть с успехом применены и к «Обращению ЦК о самокритике». Если ряд товарищей считает, что «Обращение» уже устарело, что самокритику нужно приостановить, что бюрократизм у нас вовсе не так силен и т.д. — тогда нужно сказать об этом открыто. Мы, однако, не согласны с тем, что нужно отменять «Обращение». Точно так же мы не согласны с фактической отменой партийных прав, предоставленных членам партии уставом. Так, например, на фракции VIII съезда профсоюзов угрожали снятием всякого голосующего за просьбу о пересмотре решения ЦК. По этому поводу т. Томский в своем заявлении членам ЦК писал: «Устав партии гласит: "В случае существенного разногласия между партийным комитетом и фракцией в каком-либо вопросе, входящем в ее компетенцию, комитет обязан вторично рассмотреть с представителями фракций этот вопрос и принять окончательное решение, подлежащее немедленному выполнению со стороны фракции"» (Устав ВКП(б), п. 95, раздел второй)...
Документ Комиссии облыжно ссылается на демократию и обвиняет тт. Томского и Бухарина в «воплях» против «политкомиссаров», в «партийном феодализме», в протестах против «всякой проверки их повседневной работы» со стороны органов ЦК.
Что касается проверки, то никто из нас против проверки нашей работы не протестовал. Но вопрос в формах этой проверки. В документе впервые обнаружена цель «введения» «политкомиссаров». Оказывается, что тт. Крумин и Савельев введены, чтобы от имени «органов ЦК» каждодневно «проверять» члена ПБ Бухарина; что т. Каганович введен, чтобы каждодневно «проверять» т. Томского и т.д. Следовательно, все ставится на голову по сравнению с прежней партийной конституцией: раньше от имени ЦК ответственный редактор проверял работу всех сотрудников и отвечал сам перед ЦК; теперь сотрудники проверяют его (ответственного редактора) каждодневно, будучи поставлены для контроля над ним от имени ЦК (хотя ЦК так вопроса не решал и пока не ставил). Тов. Каганович проверяет от имени ЦК т. Томского, а т. Томский не имеет права «проверять» т. Кагановича, ибо он не для этого дела поставлен.
В чем секрет этой новой партийной конституции, возвещенной в документе Комиссии?
Разгадку его следует искать в фактическом уничтожении коллективного руководства в ЦК. Сущей нелепицей является утверждение документа, будто кто-либо из нас претендует на «феодальные княжества». Но мы за коллективное руководство. Мы против того, чтобы единолично решались вопросы партийного руководства. Мы против того, чтобы контроль со стороны коллектива заменялся контролем со стороны лица, хотя бы и авторитетного...
535

8. Об организованных «проработках* и о вынужденных отставках
Сейчас вся страна переживает исключительно трудный момент. В ближайшие месяцы трудности (прежде всего на хлебном фронте), по всей вероятности, еще более возрастут. С другой стороны, можно с полнейшей уверенностью утверждать, что при дружности работы, при правильной политике, при исправлении извращений этой политики можно с полным успехом выбраться из этих трудностей. Для нас главнейшим вопросом был вопрос о середняке. Реформа сельхозналога, мероприятия в области машиноснабжения деревни, постановка вопроса о середняке на ближайшей конференции, как нам кажется, снимет в значительной мере известные разногласия в области хозяйственной политики, которые у нас были. Вот почему разногласия, о которых речь шла выше (не с резолюциями, разноречий с коими не было вообще), принадлежат уже, возможно, истории. Тем более необходима была бы дружная работа всех товарищей в руководстве партии. Тем более успешна была бы эта работа. Она, к,сожалению, и без того страшно затруднена практикуемыми организационными методами (проработка, окружение, дискредитация, подозрительность, оргвыводы и т.д.). Кроме этого работа в ПБ в настоящее время сугубо осложнена положением т. Томского в ВЦСПС и т. Бухарина в «Правде» и Коминтерне. Именно поэтому мы просим ЦК (и будем просить Пленум ЦК и ЦКК) удовлетворить просьбу т. Бухарина и т. Томского об освобождении их от некоторых работ, где им, совершенно объективно, работать невозможно. Нужно дать им возможность переключить энергию на другие виды работы, повысив интенсивность их дружной работы со всеми товарищами в Политбюро. Нужно устранить, вывести за скобки вопросы о работе в КИ, ВЦСПС и т.д., которые будут предметами постоянных споров. Тт. Томскому и Бухарину вовсе не сладко уходить с работы, где они были добрый десяток лет. Им вовсе не сладко воздерживаться от ответа на всяческие районные, городские, общесоюзные и т.п. проработки. Но они делают это, однако, во имя мира в партии.
У нас нет ни малейшего желания обострять отношения. Мы убеждены, что тт. Томскому и Бухарину лучше отойти от тех областей работы, в которых она в современных условиях невозможна и из-за которых отношения в Политбюро без всякой необходимости обостряются. Мы хотим работать. Мы считаем, что сможем помочь преодолеть трудности. Мы считали бы прямым преступлением какую то бы ни было спекуляцию на трудностях13*.
Крайне осложняет вопрос резолюция Комиссии. Ее установка — на отсечение. Она — документ войны на истребление и ничего более. Поэтому принятие этой резолюции является, по нашему мнению, актом, неизбежно влекущим за собою наше отсечение и окончательное разрушение действительно коллективного руководства.
Н.Бухарин.
А.Рыков.
М. Томский.
РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 726. Л. 83—99. Машинописная копия.
1* Опущены разделы: 1. Как велась подготовка ложного обвинения; 2. Ложь о «блоке с Каменевым» и ложь о «фракционной работе»; 7. О руководстве в Коминтерне.
2* См.: Сталин И.В. Соч. М., 1948. Т. 8. С. 289.
3* Отточие документа.
4* Текст дан в изложении. См.: Ленин В.И. ПСС. Т. 45. С. 78-79.
■>* Часть текста дана в изложении. См.: Ленин В.И. ПСС. Т. 45. С. 77.
6* См. док. № 117.
7* См.: КПСС в резолюциях... М., 1984. Т. 4. С. 374 и др.
536

8* Исходные данные после цитаты указаны неверно. Следует читать: см.: Т. 18. Ч. 1. С. 142. См.: Ленин В.И. ПСС. Т. 43. С. 83-84.
9* См.: Сталин И.В. Соч. М., 1948. Т. 8. С. 292.
10*См.: Там же. Т. 11. С. 212.
11* Как отражаются на практике комментарии к решениям партии, видно, например, из разосланной Отделом по работе в деревне ЦК докладной записки (2 февраля с.г.), трактующей о ходе подготовки к яровой кампании. В ней говорится: •«При пропаганде роли и значения в деревне бедноты слабо поставлен вопрос о середняке. Середняк и заботы об индивидуальном хозяйстве выпали». (Прим. док.).
12* См. Резолюцию объединенного заседания Политбюро ЦК и Президиума ЦИК по внутриполитическим делам от 9 февраля 1929 г. (КПСС в резолюциях... Т. 4. С. 187-199).
13* Но мы просим дать нам наилучший выход из создавшегося положения и будем просить об этом объединенный пленум ЦК и ЦКК. (Прим. док.).
№ 158
Из сводки крестьянских писем о классовой борьбе в деревне, полученных редакцией «Крестьянской газеты» в декабре 1928 и январе 1929 г.
Не ранее февраля 1929 г. '* /. Убийство деревенских общественников
Тула, Советская, 44, ком. 81, рабфаковец Пантелеев.
За последнее время усилилось наступление кулаков. Все чаще и чаще убийства общественников, поджоги колхозов и т.д. Кулак в деревне обнаглел, особенно в последние годы в период бурного роста социалистического строительства. Кулаки явно наступают против власти. Сейчас перед перевыборами советов кулаки орудуют и стараются пролезть в советы. Они сманивают на свою строну середняка и бедноту, распускают ложные слухи. 2 декабря в Ко-логривском уезде в с. Любень выстрелом в окно был убит председатель районной избирательной комиссии Кологривского РИКа Бандиков Д.И., член партии, деревенский общественник. Он вел борьбу с кулачеством и выявил всех кулаков во время кампании единого сельхозналога. Убит он был кулаками в то время, как в сельсовете было собрание, и в присутствии 200 человек крестьян. Этот выстрел — есть выстрел в пролетарскую диктатуру, в партию и комсомол. У нас в Куркинском районе кулаки тоже не спят. Кулаками сожжен склад кожсырья у Куркинского с/х кредитного товарищества «Маяк» на сумму 10 000 р. По этому делу ведется следствие.
В с. Кизинке того же сельсовета Куркинского района есть колхоз имени В.И.Ленина из 18 домохозяев. Председателем этого колхоза работает беспартийный крестьянин-общественник 28 лет, Новиков Иван Петрович. Колхоз организован в 1924 г. и за 4 года хорошо вырос. Кулачество этим недовольно. Еще при организации колхоза кулачество натравило бедняка Дудкина на колхозников Петрова, Савина и других, которых избили. 22 декабря ночью сожгли дом председателя Новикова И.П. Сгорело все имущество, едва успели спасти скот. Убыток исчисляется в 300 р. Несомненно, это дело кулаков. В с. Никольском Куркинского района ограблена изба-читальня, взяты одна гармошка, книги и печать у сельсовета. Это дело тоже кулаков, так как местные кулаки злобно относятся к власти.
В д. Подножее во время доклада о займе индустриализации и его важности местные кулаки Чувиров М.С. и Чувиров Г.Ф. выступали против этого и сбили на свою сторону остальных крестьян. Так и была сорвана эта кампания. Немало случаев, когда кулаки преследуют селькоров-общественников. В Туле
537

на заводе «Косая Гора» хулиганами, натравленными наемными, был избит рабкор Сидоров. Много случаев, когда кулаки грозят селькорам. Это заметно в Сергиевском сельсовете Куркинского района. Перед перевыборами советов кулаки маскируются и тянут на свою сторону середняка и бедноту, пуская в ход подкуп и поджоги. Селькоры должны быть на страже. Нужно выявить в деревне кулаков и выявлять все проделки через печать. Нужно отсечь голову вредному кулацкому гаду, мешающему строить социализм...
Самарский округ, Н.Сенгилеевское п/о, Р.Выселки, Н.А.Рябихин.
Широчинская лесная дача около с. Домашки Кинельского района ранее принадлежала группе кулаков-хуторян. Кулаки обосновались там еще во время знаменитой столыпинской реформы. Хуторяне считали лес своей собственностью. Под боком у кулаков расположился колхоз «Трудовое хозяйство». Колхозники чрезвычайно нуждались в земле. По инициативе т. Курочкина, активного колхозника, колхоз возбудил ходатайство перед ГЛО о вырезе части дачи под распашку. Мироеды восстали против колхоза. «Бросьте вы это дело, — не раз угрожали кулаки колхозникам, — а то дождетесь».
Между широчинскими кулаками и колхозниками не раз возникали ссоры. Кулаки всячески угрожали колхозникам. А т. Курочкину они открыто грозили расправой. «Не быть тебе в живых», — говорили мироеды. Но Курочкин, заботясь об интересах колхоза, продолжал хлопотать о вырезе дачи. Недавно ходатайство колхозников было удовлетворено. «Ну, теперь крепись!» — озлились кулаки. Когда колхозники стали принимать от хуторян дачи, озлобленная кучка кулаков зверски убила т. Курочкина.
Это убийство не первое. В с. Н.Котласе Литвинского района убили кооператора Антонова за его работу с беднотой. Были случаи поджогов, избиений коопработников. Следствие об убийстве т. Курочкина тянется очень медленно. Кулакам надо показать их место...
Ленинградская область, Лужский округ, Оредежский район, Щербинка. Сергеев В.И.
10 апреля 1928 г. в д. Тедебуши кулаки, братья Валышковы Александр и Михаил, из корыстных побуждений произвели нападение и избили своего односельчанина, председателя Полянского сельсовета т. Комиссарова Алексея. До избиения со стороны братьев Валышковых всячески создавалось искусственное обвинение против т. Комиссарова, как-то: изобличения его в шинкарстве и т.д. с целью отдать его под суд. Кроме того, кулаки систематически пытались оклеветать его через местную печать.
Подобного рода выступления кулаков Валышковых против общественника-крестьянина, передовика, селькора и комсомольца Комиссарова, проводившего классовую линию партии, вызвано исключительно местью, так как им был установлен фиктивный раздел, скрытые объекты обложения и целый ряд других фактов в связи со службой в лесничестве Валышкова Александра.
Все партийные, советские и общественные организации твердо настаивают принять самые суровые меры вплоть до высшей меры наказания против кулаков братьев Валышковых, открыто выступающих против общественника т. Комиссарова.
Брянская губ., Стародубский у., Гарцевская вол., с. Рахманово, А.Е.Карпухин.
В с. Рахманове классовая борьба идет как никогда. В этой борьбе дают себя знать кулаки и их приспешники. Они даже не останавливаются перед террористическими актами. Акты эти выражаются в вооруженном нападении на представителей власти. Вот факт: в один из декабрьских вечеров было вооруженное нападение на председателя сельсовета т. Малика Игната. Но ос-
538

тался он в живых лишь потому, что урез2* дал осечку и выстрела не произошло. Мстителю удалось вручную ударить председателя урезом по голове, он был сбит с ног, и террорист ушел. Сейчас следственные органы и прокуратура заняты разоблачением этого дела...
//. Другие формы классовой борьбы в деревне
Вятская губ., Боркинский район, Боркинская изба-читальня,
Патракова Ф.Г.
Я комсомолка с 1925 года. Работаю избачем в Боркинской избе-читальне. Мой муж, член ВКП(б), работает председателем Боркинского сельсовета Сан-чурской вол. Иранского у. Вятской губ. с 1927 г.
Мы оба проживаем в д. Васькино Боркинского сельсовета в расстоянии одной версты от места нашей общей службы.
Сейчас работа в деревне принимает совершенно иной вид в связи с проведением в жизнь решений XV партсъезда. Наступление социализма обостряет классовую борьбу. Кулачество поднимает голову, выступает открыто против партии и Советской власти, особенно повышение с/х налога сильно взорвало кулачество, и теперь здесь у нас дело доходит до того, что они открыто угрожают расправой, приводя ее в исполнение. Они организуются в тайные собрания и решают вопросы борьбы. Так обстоит дело у нас в районе. Кулаки угрожают председателю сельсовета Патракову за то, что он будто бы повысил налог и начинает применять это на деле. В ночь на 12 ноября они спалили у нас амбар, где были сложены все пищевые продукты. Сегодня же мы получаем определенный слух, что ночью будем убиты. Они и вчера, т.е. в ночь на 12, хотели убить нас, но им помешали. Приходит время идти домой с занятия из избы-читальни, и нет никакой уверенности, что по дороге не убьют.
Те меры, которые проводятся для борьбы с кулачеством, слабы. У нас на район два коммуниста и восемь комсомольцев, а кулаков — организованная группа, чуть не в каждой из 11 деревень Боркинского сельсовета, где мы работаем. Беднота частью подпевает кулаку. Работу здесь вести нам не под силу, так как кулачество берется за оружие...
Дайте помощь в деревню сильными партработниками, новым ограничением закона, иначе здесь грозит срыв работы. Мы проводим максимум работы при проведении различных кампаний, а кулачество всюду работает во вред власти, но с вооруженным кулачеством нам бороться не под силу. Милиционер же у нас в Санчурской вол. приходится на 60, а то и более деревень.
Дайте вооруженную силу в борьбе с кулачеством, а то сельский низовой работник слаб перед вооруженным кулаком.
Сибкрай, Тулуновский окр., с. Зарбь, Здота И.А.
У нас в селе идет борьба между беднотой и кулачеством. Индивидуальное обложение с/х налогом кулакам не по нутру. Они решили отомстить местной власти за то, что их обложили. Подожгли гумно с хлебом члена сельсовета Позднякова Ивана Нестеровича. Убытки исчисляются в 1500 р.
Кулачество собирает нелегальные собрания, ведет подпольную работу для борьбы с беднотой в дальнейшем. Грозят членам сельсовета и членам учетной комиссии поджогами, убийствами и т.д. Члены сельсовета говорят, что если не будет дан крепкий отпор кулачеству, то политику Советской власти проводить в дальнейшем не будем. Зарвавшимся кулакам и их затеям нужно дать крепкий отпор.
Средне-Волжская область, Бузулукский окр., Сорочинский район, с. Шестаковка, Бедко Г.
Налоговая политика на 1928/29 г. окончательно пришибла развитие кулака. Сельхозналог им не по нутру. Кулак начинает шевелиться. До сего времени
539

в Шестаковке не было ярких выступлений зажиточных и кулаков. Сейчас кулачество ведет агитацию против контрактации посева. На собрании актива бедноты вынесено постановление о контрактации всем обществом через общее собрание граждан. Беднота свои решения проведет, ибо она поняла целесообразность контрактации для себя и для государства; зажиточные кулаки стремятся эти решения сорвать, доказывая бедноте, что вместо пуда семян будут брать два.
УССР, Глуховский округ, Н.Северский район, м. Гремяч, Мига Н.Н.
В м. Гремяч в 1928 г. проходило землеустройство. Началось оно еще в 1925 г., но наше кулачье старалось всеми силами сорвать землеустройство. По борьбе с землеустройством выделилась группа кулаков во главе с жандармом П.Трусеевичем и с офицером Бондаренко. В период землеустройства эта группа вела агитацию среди крестьян и всеми силами старалась утягивать массы середняков в свое общество. В это общество кулаки принимали только зажиточных крестьян, и наше общество раскололось, кулаки отошли от бедноты и не согласились мерять землю. Под теплым крылышком жандарма группа кулаков устраивает подпольные собрания в оврагах и в кулацких домах и ставит себе главным вопросом не дать бедноте лучшую землю. Но наша беднота не испугалась кулацких намерений и под руководством партии начала землеу-страиваться. Кулаки же всякими своими выходками начинают вредить общественным работникам. Горят гумна общественных уполномоченных, убивают лошадей незаможников и срывают хлебозаготовки. Наши же окружные органы ничего к этим вредителям не применяют. Нельзя так оставлять кулацкие группы, создавшиеся по борьбе с Советской властью. Надо разбить их теплое гнездышко, свитое жандармом Трусеевичем.
ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 140. Д. 1139. Л. 65-75. Копия.
** Датируется по содержанию документа. 2* Диалектный синоним слова «обрез».
№ 159
Материалы Прокуратуры РСФСР об упрощении дел по 107 статье УК
4 февраля 1929 г. Секретно.
Во исполнение постановления Президиума ВЦИК от 2 августа 1928 г., 3 августа Прокуратурой РСФСР дано было распоряжение своим периферийным органам о немедленном освобождении из-под стражи всех крестьян, осужденных по ст. 107 УК за несдачу хлебных излишков и о прекращении всех дел данной категории как находящихся в органах расследования, так и рассмотренных уже, но приговор по которым еще не вошел в законную силу или еще не обращен к исполнению.
В настоящее время в Прокуратуре Республики имеются сведения, что во исполнение названного постановления Президиума ВЦИК освобождено из-под стражи 700 крестьян, освобождено от принудительных работ 15, прекращено дел в отношении 587 крестьян. Список губерний и областей, с указанием количества освобожденных при сем прилагается. Сведения эти охватывают период август — октябрь прошлого года и, конечно, не полны и не точны. Как видно из приложенного списка, не все губернии, особенно автономные области и республики, представили информацию, а потому действительное количество освобожденных безусловно больше так же, как больше количество и прекращенных дел.
540

Неточность сведений заключается в том, что некоторые губернии по инициативе прокуроров и распределительных комиссий еще до постановления ВЦИКа от 2 августа тщательно проверили состав заключенных под стражу крестьян по 107 ст. УК и провели условно-досрочное освобождение их, так, например, в Сибири в момент получения распоряжения центра в домах заключения содержалось лишь 22% общего количества осужденных к лишению свободы по 107 ст. УК.
Здесь необходимо оговориться, что большинство крестьян осуждалось на краткие сроки лишения свободы и таковые отбыли до постановления В ЦИК об освобождении.
Прокурор Республики Крыленко.
Сведения о количестве прекращенных дел по 107 статье УК
и о количестве освобожденных крестьян,
осужденных по той же статье УК




ССЫЛКА_НА_ИЗОБРАЖЕНИЕ




ССЫЛКА_НА_ИЗОБРАЖЕНИЕ






Название губернии
Освобождено из-под стражи
Прекращено дел
Примечание
Сибирский край
319


Нижне-Волжский
6
10
от принудработ освобождено — 14
Северо-Кавказский "
64
12

Дальне-Восточный "
10
2
от принудработ освобожден — 1
Вотская область
11
4

Средне-Волжская
39


Марийская
12
20

Ленинградская
4
4

Центрально-Черноземная "
1
65

Уральская
118
53

Башкирская АССР
43
28

Бурято-Монгольская "
1
10

Калужская губ.
2
11

Вологодская

2

Тульская
34
71

Северо-Двинская

38

Нижегородская
3
18

Рязанская
6
34

Владимирская
9


Иваново-Вознесенская "

3

Ярославская
1
1

Костромская
5
5

Брянская

39

Вятская
И
139

Всего
700
587
15
В губерниях Московской, Архангельской, Смоленской, в Ойратской областях и Якутской республике ни освобожденных крестьян, ни прекращенных дел нет.
Прокурор при НКЮ Преображенская. ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 140. Д. 1042. Л. 34-35 об. Подлинник.
541

№ 160
Материалы НКЮ РСФСР о террористических актах в деревне, связанных с перевыборами Советов, с октября 1928 по январь 1929 г.
5 февраля 1929 г. Секретно.
Кому: ВЦИК — Центральная Избирательная Комиссия
По вопросу: О террористических актах, связанных с проведением кампании по перевыборам в советы. (По материалам, поступившим с 1 октября 1928 г. по 1 февраля 1929 г.)
В Прокуратуру Республики поступили 143 извещения о террористических актах. Из этого количества возникших на местах дел 54 не находятся в связи с избирательной кампанией. В остальных 89 случаях преступления непосредственно связаны с проведением перевыборной кампании.
Эта последняя группа преступлений по территории распределяется таким образом:
1. Центрально-Черноземная область — 29 д. 7. Вятская губ. — 4 д.
2. Сибирский край — 13 д. 8. Н.-Волжская губ. — 3 д.
3. Брянская губ. — 8 д. 9. Нижегородская губ. — 3 д.
4. Московская губ. — 5 д. 10. Северный Кавказ — 4 д.
5. Ленинградская губ. — 5 д. 11. Уральская обл. — 1 д.
6. Тульская губ. — 5 д. 12. Остальные губ. — 9 д.
Преступные деяния направлялись: против председателей сельсоветов — 23 случая, [против] членов сельсоветов — 18, против селькоров, разоблачавших кулаков, в связи с пересмотром лиц, лишенных избирательных прав, — 3, против выступавших на собраниях общественников беспартийных — 25, против членов и кандидатов ВКП(б), не занимающих официальных должностей в соваппарате — 8, против членов избиркома — 7, против кандидатов в члены будущего совета — 5.
Террористические акты совершали: кулаки — 56 чел., зажиточные крестьяне — 22, середняки — 6, бедняки по подстрекательству кулаков — 4, рабочие по подстрекательству кулаков — 2, бывшие офицеры, полицейские, торговцы — 5, социальное положение устанавливается (в процессе следствия) по 51 делу.
В совершении террористических актов участвовало 278 человек. Террористические акты были направлены на 91 представителя Советской власти и общественности. Из общего количества террористических актов, совершенных во время избирательной кампании и с нею связанных, было: убийств — 14, покушений на убийство — 14, нанесений ран — 1, избиений — 25, поджогов имущества — 14, способов совершения преступлений не указано — 20 дел.
Убийства и покушения на убийство совершались: путем нанесения огнестрельных ран — 8, удушения — 1, избиений — 4, отравлений — 1.
Террористические акты во времени совершались: в октябре 12 случаев, в ноябре — 28, в декабре — 26, в январе — 23.
По 48 делам следствие уже закончено, и дела о террористических актах направлены в судебные органы.
Следствие длилось по законченным делам, в среднем, 1 месяц.
Из направленных в судебные органы 48 дел Прокуратура республики имеет извещения о заслушании 21 дела. По этим делам приговорено к расстрелу 27 чел. К длительным срокам заключения — 17 чел. В трех случаях деяния были переквалифицированы на 74 и 175 статьи УК161.
542

Таблица
террористических проявлений в деревне в связи с перевыборами сельсоветов1*


Убийства
Ранения
Избиения
Окт.
Иояб.
Дек.
Янв.
Окт.
Нояб.
Дек.
Янв.
Окт.
Нояб.
Дек.
Янв.
Центр


1
1


1
1

2
5
9
ЦЧО


1



1


_

2
Северо-Запад












Запад


1




2


1

Украина
_


1



2


1

СКК









1
9
1
СВО


1







3
3
НКВ
_

1

_




2
3

Поволжье









2
2

Урал




_


1




Сибирь



2


2
1


8
7
двк












Итого


5
4


4
7

7
32
23


Покушения
Поджоги
Всего

Окт.
Нояб.
Дек.
Янв.
Окт.
Нояб.
Дек.
Янв.
Убийства
Ранения
Избиения
Покушения
Поджоги
Центр

2
4
1

5
2
2
2
2
16
7
9
ЦЧО

2
1
2

1
1
2
1
1
2
5
4
Северо-Запад













Запад


2




3
1
2
1
2
3
Украина
1
1
5
2




1
2
2
9

СКК

2
3
1






11
6

СВО



1


1

1

6
1
1
НКВ


2


_
2

1

5
2
2
Поволжье










4


Урал


1
1





1

2

Сибирь

2
5


1
1

2
3
15
7
2
двк

1









1

Итого
1
10
23
8

7
7
7
9
11
62
42
21
Прокурор Республики Траскович. ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 141. Д. 159. Л. 5, 8-8 об. Подлинник.
** Заголовок документа. В подлиннике таблица предшествует справке НКЮ, посланной во ВЦИК.
543

№ 161
Из письма в « Крестьянскую газету» Н.В.Подобедова из д. Цвырково Шкловского района Белорусской ССР
5 февраля 1929 г.
..И'Явные враги Советской власти.
Третий год получаю достойно уважаемую «Крестьянскую газету», и почти на каждой странице больше всего звучит: кулаки задавили бедняка. Меня крайне удивляет, где еще мог заваляться кулак. Закон сельхозналога, 28 статья, ясно говорит, кто такой кулак; такого элемента я не только в своем сельсовете,' но даже в районе не нахожу. Кулаки и вообще зажиточные крестьяне во время империалистической войны реквизициями разорены, а после разными поборами окончательно уничтожены. Остались настоящие труженики и неутомимые работники, так называемые середняки, и разгильдяи, лодыри-бедняки. Со дня нашей золотой свободы прошло уже 11 лет, с того время в нашем пользовании находятся все земли со всеми их угодьями, всяк настоящий труженик, хотящий жить только своим трудом, за такое время мог свободно обзавестись всем необходимым в сельском быту, что всякому видно на практике. Старательные граждане, устраивая свое хозяйство, не останавливаются вносить посильную копейку на необходимые нужды на вновь строящееся государство, помимо этого они платят за лежебоков сельхозналог и страховку, поэтому беднота у нас с каждым годом растет, как грибы в летнюю пору. Мне кажется, всякие делаемые поблажки для лежебоков время приостановить, заставить их работать и трудиться наравне с другими гражданами, и напомнить лежебоке слова отца-Ленина: «Кто работает — тот ест!»...2*
Справедливый? . РГАЭ. Ф. 396. Оп. 7. Д. 3. Л. 23. Подлинник.
'* Опущено обращение к редакции.
2* Опущены конкретные примеры кулаков и бедняков.
3* Псевдоним автора письма.
№ 162
Из отчета заместителя председателя СНК А.М.Лежавы
о поездке в Костромскую и Смоленскую губернии в январе 1929 г.
7 февраля 1929 г. Секретно.
С 20 января по 1 февраля я успел побывать в губерниях Костромской и Смоленской. Болезнь помешала мне посетить Тверскую губ., и я оказался вынужденным вернуться в Москву. За указанное время в двух губерниях я сделал 10 докладов, на которых было около 7 тыс. слушателей. Если выделить из этого четыре городских доклада (Кострома — 2, Смоленск и Ярцево), то число крестьянских собраний я провел шесть, с числом слушателей около 5 тыс. человек.
Записок с вопросами на этих крестьянских собраниях подано около 400, а крестьян выступило в прениях около 150...
На крестьянские собрания, как правило, допускались избиратели, но не было почти ни одного собрания, на которое не проникали бы слушать доклад правительства лишенцы. Впрочем, эти лишенцы не всегда подлинные кулаки,
544

а большею частью сопричисленные к ним, в большинстве случаев середняки или зажиточные, прикосновенные в прошлом к торговле, прасольству и т.п. Почти все кулаки обжаловали действия избиркомов и независимо от этого подали жалобы и мне. Характерно, что первыми ораторами записались именно эти элементы. Они обычно начинают с изъявления своей верности и преданности Советской власти, одобряют действия центрального правительства, но жалуются на местную власть. Таких выступлений на некоторых собраниях было два —три. Их жалобы и сетования поддерживаются одобрительными возгласами и аплодисментами небольшой частью собрания — при аудитории в 500 человек аплодируют им человек 30 — 50, среди которых и бедняки, и середняки.
Не было почти ни одного случая, когда бы против такого жалобщика или обличителя выступил кто-нибудь из самой же аудитории — бедняк или середняк. Это характерно для крестьянской аудитории, у которой чего-чего — «хитрецы», «себе на уме» и благоразумной осторожности более, чем достаточно.
Преобладающим сюжетом для крестьянских выступлений являются жалобы на недостаток хлеба и на с/х налог. Этих жалоб было бы и в записках, и в прениях гораздо больше, если бы эти вопросы заблаговременно в моем докладе не были бы освещены и разъяснены самым исчерпывающим образом.
В отношении недостатка хлеба нужно отличать, во-первых, неисправное снабжение хлебом по общегубернскому плану, что больше всего бьет по бедняцкому населению и вообще по населению, не занимающемуся льноводством, и, во-вторых, неисправное снабжение (12 кг хлеба против 16 кг сданного волокна) льноводов. И по Костромской, и по Смоленской губ. планы завоза далеко не выполнены, о чем у меня имеются специальные сношения с НКТор-гом. Говоря о моем призыве к улучшению льноводного хозяйства, один крестьянин привел такую иллюстрацию: «Вот тебе лошадь с поклажей. Что же выйдет, ежели ты будешь кормить ее все меньше и меньше, а клади наваливать все больше и больше?» В обеих губерниях вывод один и тот же у всех: «Надо дать хлеба». Хлеба нет — крестьянин льняных семян не продает и пускает их в пищу, хлеба нет — все думают о том, чтобы в будущем году усилить ржаной клин. Должен, однако, сказать, как ни хромает снабжение хлебом льноводов, все-таки кое-что они получают и верят в выполнение нашего обещания. Самое тяжелое — это появление голода у бедняков и у нельноводного населения. При нашем сокращенном плане снабжения эти вряд ли что-либо получат, а цена на хлеб доходит от 4 до 8 р. [за пуд], да и по этим ценам не всегда и не везде можно его купить.
Смоленская губ., где довольно сильно развито культурное животноводство, усиленно уничтожает свой скот, в том числе и племенной. Объясняют это явление, с одной стороны, недостатком хлеба, с другой — влиянием с/х налога. Так или иначе, в Костромской и Смоленской губ. как крестьяне, так и наши работники и специалисты в один голос признают, что сокращение скотского поголовья весьма пагубно отразится на урожайности льна в первую очередь, т.к. минеральных удобрений все-таки мало, а главное, минеральными удобрениями без навозного урожайности льна не поднимешь. Это заставляет меня поставить вопрос о введении в новый с/х налог стимулирующих животноводство моментов и в льняных районах.
Что касается с/х налога, то жалуются на то, что с/х налог тяжело падает на хозяйство, не дает его развернуть, наоборот, приходится хозяйство сокращать и дробить. Выступающие ораторы приводят примеры этому.
Разъяснения, сделанные в моем докладе относительно крупного сельского хозяйства, строительства совхозов и колхозов, борьбы с эксплуататорским кулацким хозяйством и поддержки трудового культурного середняцкого хозяй-
18 - 267 545

ства, вызывают реплики удовлетворения во время доклада и сочувственные отзывы в речах. Ораторы указывают, что этот взгляд центра не проводится местными органами власти, что на местах трудовое середняцкое хозяйство в загоне, приводят примеры и факты. При мне в Смоленском губисполкоме заведующий губфо поставил вопрос об одном хозяйстве, в котором 16 душ, из них 9 работников, там имеется 14 коров и, кажется, 6 лошадей, хозяйство поставлено культурно. Семья трудовая, наемного труда совершенно нет. Подвергли индивидуальному налогу. Наши работники указывают, что таких случаев было немало. Таких случаев немало приводят и крестьяне. По поводу вышеприведенного случая, когда я разъяснил недопустимость индивидуального обложения и указал, что как раз это то самое трудовое хозяйство, которое сегодня нам необходимо для снабжения промышленности сырьем и для продовольственных целей, что такие хозяйства нам нужны чем больше, тем лучше, ибо по нашему плану и по нашему убеждению они неизбежно войдут со временем в колхозы и, следовательно, чем будет выше каждая составная часть коллективного хозяйства, тем крепче и ценнее будут колхозы, один партийный товарищ сделал замечание, которым он хотел оправдать обложение индивидуальным налогом: «Но ведь это хозяйство, получив такое развитие, неизбежно превратится со временем в кулацкое». Такие рассуждения и такое настроение среди наших работников в низовом аппарате не единичный факт.
У многих местных работников произошла большая путаница в понятиях. Борьба с кулаком — эксплуататором — врагом перенеслась на трудовое культурное середняцкое товарное хозяйство. Тут нужно в самом срочном порядке дать исчерпывающие ясные инструкции по партийной линии.
У меня составилось определенное впечатление, что в Костромской и Смоленской губ. указанных перегибов было допущено немало. Местные работники с таким настроением провели и перевыборную кампанию и обидели немало подлинных трудовых середняков. Когда я об этом своем впечатлении сказал в губисполкоме, то губернские товарищи подтвердили правильность этого впечатления, указали, что действительно перегибы были допущены, а в Костроме они констатировали этот факт в таких размерах, что у них было решено в некоторых районах кассировать произведенные выборы и исправить неблагоприятное политическое настроение в середняцкой массе. И в Костромской, и в Смоленской губерниях крестьяне жаловались на обременительность с/х налога по отношению к животноводческому хозяйству, которое играет крупную роль, и настойчиво просили при пересмотре с/х налога дать облегчение по линии скота. Я лично не считаю с/х налог чрезмерно обременительным по линии скота, однако полагаю, что допущение некоторого облегчения по этой части даст нам по хозяйственной линии такие преимущества, которые сторицей окупят то, чего мы не добьемся по с/х налогу. Особенно это должно быть подчеркнуто для льняных районов и, само собой разумеется, для районов товарного молочного хозяйства и маслоделия.
В немалой степени в речах крестьян с с/х налогом увязывается и дробление хозяйства. Несколько ораторов приводили исчисление налога при данном составе хозяйства и подсчитывали, как хозяйство облегчается от налогового бремени, если происходит выдел семейного сына с одной или двумя коровами. Конечно, нельзя признать правильным утверждение, что единственным фактором дробления хозяйства является с/х налог, но что он оказывает свое влияние в этом дроблении — это не подлежит сомнению.
Мое сообщение о том, что с/х налог в настоящее время правительством подвергается серьезному пересмотру, что в него будут введены начала, не только не препятствующие развитию и укреплению хозяйства, но что будут введены поощрительные начала, повсеместно производило на крестьян в высшей степени отрадное впечатление. Закона о с/х налоге ждут с большим не-
546

терпением, неоднократно высказывали пожелания, чтобы новый закон с указанными облегчениями был бы введен на несколько лет и никаким переменам не подвергался бы.
Характеризуя взаимоотношения между бедняцко-середняцкой крестьянской массой и нашим советским и партийным аппаратом, приходится прежде всего отметить неудовлетворительный, чрезвычайно низкий уровень развития наших низовых работников, в особенности, если иметь в виду колоссально возросший уровень развития крестьянских масс. Это последнее особенно резко бросилось в глаза мне, в течение 15 лет оторвавшемуся от русской деревни, которую я в прежние времена хорошо знал. Мужик остался с теми же своими природными свойствами, какие его характеризовали и в прежнее время: жадность к земле, хитрость, скрытность, высокая деловая и практическая сметливость, но какое море вопросов занимает теперь его голову, как выросла в массе его потребность и в отношении материальной, и в отношении духовной культуры, и как увеличилась общая его культурно-политическая оснастка. Наши низовые работники у меня оставили впечатление воистину беспомощно топчущихся вокруг этой сложной и большой деревенской жизни. Это два мира — местное бедняцко-середняцкое крестьянство, с одной стороны, и наш аппарат, с другой. Можно сказать, что, как правило, органической близости и связи, а следовательно, и органического водительства со стороны местного аппарата власти по отношению к трудовому крестьянству еще нет. У меня осталось впечатление, что работу среди бедняков начали всего несколько месяцев тому назад и повели ее с большим напором. Но и тут дело вышло однобоко. Много середняков осталось в значительной степени в стороне и почувствовало себя обиженными. Этим объясняются в выступлениях середняков жалобы на то, что, вместо ленинского единства бедняка и середняка, местные власти создают среди них раскол. Товарищи, руководящие перевыборными собраниями, в особенности в Смоленской губ., рассказывали мне о чрезвычайно тяжелых условиях, в которых приходилось проводить выборы, благодаря тому, что середняков откалывали от нас наши противники.
Мало того, что у наших работников недостаточно высок уровень развития для того, чтобы стяжать себе авторитет в глазах крестьянства и осуществлять действительное руководство, но и состав наших низовых работников сам по себе оказывается невыносимо текучим. На это жалуются как сами наши работники, так и крестьяне. Один беспартийный оратор с большим волнением говорил о пагубности постоянных смен работников, причем указывал на то, что такой же текучестью страдает и низовой партийный аппарат, что еще больше усугубляет тяжесть положения. Трагедия наша заключается в том, что мы не можем обеспечить устойчивость аппарата по многим причинам и, в первую очередь, как для меня стало теперь ясно, по бедности местного бюджета. Один из немногих агрономов (участкового агронома нет, а это помощник агронома), которого я нашел на месте, произвел на меня удручающее впечатление своим видом. Дело свое он уже знает, к участку более или менее присмотрелся, работает, очевидно, добросовестно и много. Кто-то мне шепнул: «Поинтересуйтесь и загляните в его комнату, порядочный хозяин в такой обстановке даже свиней не станет держать». У меня не хватило времени, и этой обстановки я не видел, но вид его свидетельствует о крайнем истощении и болезненном состоянии.
Теперь дело не столько в жаловании агрономам и учителям, сколько в культурных условиях жизни — в условиях жилища и в условиях питания, в средствах передвижения. Конечно, сейчас и жалованья не хватает при бешеной дороговизне хлеба и при отсутствии деревенского культурного персонала. Такое положение препятствует произвести набор соответствующего по квалификации и уровню развития персонала и закрепить его на месте. Нужно к этому прибавить огромное количество бумаги, которой одолевают наши мест-
,8* 547

ные работники. Солидный, опытный, прочно поставленный местный работник вовсе не нуждался бы в бесконечных инструкциях и бумажных советах от вышестоящих органов, развивал бы свою инициативу по раз данному ему направлению и общим директивам и выполнял бы свои функции руководителя и администратора.
Заметно, что во время перевыборной кампании и до нее крестьянам набили оскомину агитационными речами в пользу поднятия урожайности. Одного комсомольца, который при мне выступил перед аудиторией с нашими агитационными лозунгами по поднятию урожайности, с мест стали перебивать репликами и криками «не надо», «довольно», «знаем», а один крестьянин бросил характерную реплику: «Вы бы еще стали уговаривать нас хлеба есть побольше».
Смысл крестьянских выступлений по этому вопросу сводится к тому, что они сами хотят и урожайность повысить, и качество продукции улучшить, и нуждаются в помощи и руководстве именно по этой линии: что посеять на этой земле, как привести в порядок вон тот участок, как, где и какой корм добыть вот для этого скота, какой севооборот и какие культуры в этом хозяйстве или этой группе хозяйства наиболее целесообразны, и т.д. и т.п. Без конца ставятся вопросы сугубо практического и делового характера. Вот на эти-то вопросы они и не получают ответа от наших низовых работников. Они находятся в таком положении, как человек, жаждущий жилой площади, которому вместо жилой площади преподносят прекрасно разработанные план и смету постройки. Отсюда повсеместные и единодушные жалобы на отсутствие в поле и в деревне агрономов. Действительно, агрономическое обслуживание крестьянского хозяйства донельзя скудно. Крестьяне жалуются: «Сказывают, будто все агрономы в городе сидят и бумаги пишут, чего они там пишут, ума не приложишь, когда агроному надо быть в деревне и на полях».
У нас получилось уродливое положение: у каждой организации имеются свои агрономы — у Колхозцентра, у Льноцентра162, у Маслоцентра163, у Пти-цеводсоюза164 и т.д., а мужик сидит без агрономической помощи; все же эти агрономы пишут и пишут в своих канцеляриях без конца. Такое положение вещей, само по себе совершенно недопустимое, вредно еще в том отношении, что весь наш агрономический молодняк, чрезвычайно бедный хозяйственным опытом, находясь в отрыве от своей хозяйствующей массы, очень слабо квалифицируется и стажируется в процессе практической работы. Вопрос этот должен быть подвергнут НКЗемом самому срочному обсуждению.
Почти на каждом собрании пришлось слышать в высшей степени интересные речи подлинных крестьян-середняков с значительными культурными достижениями в хозяйстве. Наличие таких крестьян свидетельствует об огромных сдвигах в нашем сельском хозяйстве. Крестьяне эти настроены совершенно советски, считают себя в своих успехах обязанными советскому строю. И каждый раз я удостоверялся, что такой ценный актив совершенно не используется нашими низовыми органами власти, а между тем, этот элемент и мог бы восполнить на местах ту деловую и практическую слабость, которою страдает наш низовой аппарат.
Вопросы коллективизации и советских хозяйств интересуют крестьян. Данную мной характеристику коллективного хозяйства как крупного сельскохозяйственного производства, в котором эффективность единицы труда значительно выше, эксплуатация капитала полнее, удовлетворение материальных и культурных потребностей членов выше, и высказанную мной уверенность, что в короткий период времени не только бедняцкое, но и все трудовое середняцкое крестьянское хозяйство предпочтет перейти в коллектив, крестьяне выслушали с величайшим вниманием. Особенно напряженно слушали и принимали с большим одобрением указание на то, что, пользуясь минувшим опытом колхозного строительства, мы теперь предъявляем строгие требования, как в от-
548

ношении активности и напряженности труда его участников, так и в отношении экономного расходования отпускаемых денежных средств, что колхозы — не богадельня и не собес, а это есть хозяйственная ячейка, из которой, как из кирпича, мы строим социалистическое здание. В личных беседах мне не раз приходилось слышать указания, что вот, если так будете строить коллективные хозяйства, а крестьяне увидят своими глазами такую работу, то тогда действительно многие предпочтут войти в коллектив. В Костромской губ. я узнал об одном таком коллективе, деловито поставленном, и, что я особенно оценил, руководитель этого коллектива еще до моего доклада и до моего разговора о коллективах сам рассказывал мне о своей работе и, жалуясь на то, что трудно вести работу, признал, что все-таки достижения у них в коллективах имеются значительные и что он боится широко обращаться к содействию кредитных учреждений, предпочитая расширять дело собственными средствами. Об этом коллективе я расспрашивал других, знающих его положение, и получил подтверждение, что действительно в этом коллективе люди делают все своим горбом, имея пустяковую задолженность кредитке. В Костромской губ., по-видимому, имеется несколько таких совершенно выявившихся здоровых коллективов, правда, пока еще молодых, в возрасте от 2 до 3 лет...
Но в Смоленской губ. особенно тяжело обстоит дело с совхозами. Тут совхозы — бельмо на глазу у крестьян. Большое количество совхозов разбросано по всей губернии, и преобладающее большинство их ведется отвратительно. Крестьяне с возмущением и недоумением спрашивали меня: «На что вы зря переводите деньги, сами никакой пользы не получая и лишая крестьян тех земель, которые находятся под совхозами». Я должен был обещать им в самом срочном порядке пересмотреть положение этих совхозов и принять меры к полному их оздоровлению с тем, чтобы они действительно приносили пользу государству и служили бы школой для окружающего крестьянского населения в отношении улучшения их хозяйства. В одном из таких совхозов в прошлом году засеяли лен на 100 гектарах, затратили огромные средства и сгубили буквально весь посев, часть которого осталась гнить на поле, а часть которого, хотя и убрали, но тоже никуда не годится. Денег всадили в это дело, по отзывам наших властей, уйму, а главное — совершенно дискредитировали в глазах крестьянства в громадном районе идею советских хозяйств.
Культурно-просветительная работа в посещенных мной районах ведется из рук вон плохо, вернее, ее совершенно нет. Об этом говорили мне и местные низовые работники, партийные и беспартийные, и в губернских центрах. «Сил нет, некому вести эту работу», вот объяснения, которые мне давали наши работники...
Все сказанное выше об огромных крестьянских запросах по сельскому хозяйству и по культуре и о чрезвычайной отсталости и неразвитости нашего низового аппарата, заставляет меня прийти к выводу, что нам надо принять чрезвычайные меры к устранению этой ненормальности.
Я не сомневаюсь, что новый с/х налог, соответствующие партийные инструкции, устранение различных искривлений, имевших место в деревне, и дальнейшее здоровое развитие колхозов и совхозов резко изменят деревенские настроения в нашу пользу и ослабят кулацкие влияния в деревне. Тем значительнее станут требования и запросы, предъявляемые крестьянством к местному аппарату власти. В целях соответствующего поднятия авторитета и престижа местной власти я полагал бы необходимым форсировать на местах организацию низших и средних с/х техникумов: чем больше, тем лучше. Нам это настолько необходимо, что я сейчас не берусь даже установить предел. Из этих учебных заведений мы получали бы не только обученных сельских хозяев, которые будут работать непосредственно на земле, но мы могли бы из этой школы черпать работников для наших волостных и сельских органов, которые
549

надо насыщать работниками с таким образовательным уровнем. Через эти школы нужно пропустить нам деревенский молодняк, в этих школах нам будет доступнее подготовлять коммунистические кадры из деревенской молодежи. Эта деревенская молодежь должна обязательно возвращаться на работу в деревню же. Этим школам надо придать массовый характер. На это надо отпустить огромные средства. Школы крестьянской молодежи не дают нам того, что мы можем получить с помощью указанных мною техникумов. Это надо сделать немедленно, ибо уже сейчас, как я указал выше, слишком велик разрыв между выросшей деревней и сереньким нашим аппаратом.
...По всем практическим и конкретным вопросам, с которыми я столкнулся в эту свою поездку, и также по большому количеству жалоб, поданных мне крестьянами, я сношусь1* с подлежащими правительственными учреждениями.
Заместитель председателя СНК РСФСР Лежава. ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 141. Д. 115. Л. 1 об.—7. Подлинник.
1* Так в тексте.
№ 163

Комментариев нет: