воскресенье, 21 сентября 2008 г.

9 Трагедия советской деревни Коллективизация и раскулачивание

№95
Из стенограммы совещания в ЦК ВКП(б) по вопросу об усилении хлебозаготовок в IV квартале 1927/28 года
24 апреля 1928 г.
Молотов. Товарищи, разрешите открыть заседание. Центральный Комитет в лице Политбюро считал необходимым снова поставить перед местными партийными организациями и перед заготовительными органами вопрос о хлебозаготовках, так как у нас выяснились явления неблагополучного перелома в этом деле в течение апреля. В течение апреля произошел перелом в высшей степени неблагоприятный и угрожающий для дела снабжения хлебом страны. Я вам приведу только одно сравнение, которое об этом достаточно ярко говорит. Средние данные по пятидневкам прошлого и этого года говорят о том, что в январе мы имели в среднюю пятидневку процентов на 30 — 40 больше, чем в прошлом году; в феврале имели увеличение больше, чем в два раза; в марте имели увеличение, примерно, процентов на 70 против прошлого года, но в апреле имели такое положение: первая пятидневка в прошлом году дала 5400 тыс., в этом году — 4700 тыс., вторая пятидневка в прошлом году — 5300 тыс., в этом году — 3 млн, третья пятидневка в прошлом году — 4200 тыс., за этот год — 1900 тыс., четвертая пятидневка просто скандальная, она дает вместо 3700 тыс. только 1400 тыс. Таким образом, ясно, что эти цифры говорят о том, что фактически заготовки прекратились. Так надо считать, несмотря на то, что мы имеем на местах партийные комитеты, заготовительные органы, несмотря на то, что, как будто, на месте все заготовляющие центральные организации, но в то же время заготовки прекращены. Такое положение мы имеем потому, что даже при самотеке, конечно, эта цифра для последней пятидневки в 1400 тыс. говорит о полном прекращении заготовок, о полной пассивности наших организаций. Ясно, что такое положение партия ни в коем случае терпеть не может и мы должны добиться решительного перелома в течение ближайшего времени.
Какие могут быть причины такого плохого перелома в заготовках? Ну, тут у нас за последнее время явно дают натянутые мотивы, притянутые за волосы и во всяком случае не объясняющие суть дела. Объясняют тем, что распутица и что посевная кампания. Это два основных мотива, но это вещи, которые должны быть учтены заранее. Это вещи не то, что непредвиденные. Мы это предвидели и в этом году, и эти события бывают каждый год, так что это не может быть такой причиной, которая бы говорила, что заготовки невозможны в это время. Факт тот, что несмотря на то, что и в прошлом году была распутица и была посевная кампания и все, что полагается, заготовки прошлого года были больше. А между тем весна, насколько я знаю, в центральной полосе запоздала и в апреле были основания рассчитывать не на ухудшение положения против прошлого года, но, во всяком случае, на такое же положение, как и в прошлом году. Между тем мы имеем явное ухудшение. Мне думается, что если правильно взглянуть на дело, то основная причина все-таки в том, что это дело вырвалось из рук наших организаций, взяли верх, несомненно, демобилизационные настроения, и они являются доминирующими на местах. Это же сказывается и на центральных заготовительных органах, и сказывается в высшей степени серьезно. Известную роль, несомненно, сыграло и то, что, начиная с центральных органов, мы тут подняли борьбу против перегибов в заготовительной кампании. Однако эта борьба против перегибов, совершенно необходимая и законная, особенно в связи с посевной кампанией, она не должна прекратить наш нажим по части хлебозаготовок. Поэтому всякого рода меры, которые необходимы для поддержания хлебозаготовок, они долж-
237

ны диктоваться обстоятельствами теперешнего момента, безусловно, как совершенно необходимые и неотложные меры для этого дела.
Я должен сказать, что насчет оценки причин, послуживших к плохому перелому в хлебозаготовках, Политбюро высказало свое мнение. Я прочту соответствующую часть решения Политбюро, принятого 19 апреля, т.е. в прошлый четверг. Здесь говорится таким образом: «Отмечая падение хлебозаготовок за первую половину апреля...» (читает)1*. Таким образом, эту оценку Центрального Комитета партии, которая является общим мнением, мне кажется, можно считать правильной оценкой положения в наших организациях.
Что касается видов на урожай, то виды на урожай в ряде заготовительных районов в высшей степени неблагоприятны, особенно в южных районах. По данным ЦСУ, вот т. Милютин, теперешний [заведующий] ЦСУ СССР, дает такие указания, что в районах степных, на Украине, виды на урожай озимого хлеба неблагоприятны и для таких районов, как основные районы на Украине, и для ряда районов на Северном Кавказе. У нас есть показатели, которые говорят о том, что гибель озимых посевов достигает 30 — 40 — 60 — 70, и даже больше процентов. Украинцы оценивают положение таким образом, что у них два и даже больше миллиона десятин озимых посевов погибло. Мне лично пришлось об этом слышать недавно, когда я был в Харькове. Конечно, эти данные мы печатать не можем, но тем паче из этого вытекает, что те районы, которые могут заготовить хлеб, они должны сделать максимум.
На настоящее совещание приглашены товарищи из Центрального района, из Центрально-Черноземной области, из губерний, прилегающих к Москве, из центральных районов СССР и затем с Поволжья. И все. В сущности говоря, это есть вся Центральная Россия. Мы имеем в виду также устроить совещание южных районов — Украины, Северного Кавказа и отдаленных областей. С ними было совещание в НКТорге, но, видимо, придется иметь дополнительную беседу по этому делу у нас2*.
Сейчас считаю нужным поставить перед присутствующими товарищами два вопроса. Во-первых, необходимо принять все меры нажима по линии наших заготовительных организаций, дальнейшие меры борьбы против спекуляции хлебом и за удорожание цен, меры по взысканию платежей, которые неудовлетворительно взимаются в ряде губерний...3* Например, совершенно скандальное положение в Нижегородской губ., в Тульской губ. в ряде губерний, где заготовки могут вестись. Затем мы считаем нужным указать на то, что нам важнее не только заготовительные районы, но и второстепенные заготовительные районы. Мне кажется, что в этом отношении было ошибкой то, что мы недостаточно использовали второстепенные заготовительные районы. Теперь надо поднять всячески внимание к этому делу. И в дополнение ко всем прочим мерам, которые, мне кажется, в основном заключаются в тех мерах, которые мы проводили в предыдущий период заготовительной кампании, остается еще одна мера предостерегающая — именно ограничение или экономия в снабжении. Это касается потребляющих районов, это касается всех районов, но это касается в данном случае, конечно, в особенности тех районов, где до сих пор достаточно жесткой экономии в этом деле не было. Мне думается, что те районы, которые могут заготовлять и вместе с тем имеют порядочный снабженческий план, должны учесть, что центральные органы должны принять меры, чтобы связать интересы заготовок с интересами снабжения. То есть, само собой понятно, что там, где еще возможны заготовки, необходимо сжать снабженческий план и допускать тут некоторые улучшения по мере улучшения заготовок. Эта мера теперь вытекает из того, что виды на урожай неясны, и в отношении тех районов, которые здесь присутствуют и которые несомненно могут вести еще порядочные заготовки, это будет мерой, которая, мне кажется, должна напомнить о серьезности положения с делом хлебозаготовок.
238

Более подробные данные даст сейчас т. Микоян, даст более подробную оценку этого дела. Я считаю нужным сообщить от имени Политбюро ЦК партии, что на это дело в ближайшее время мы должны обратить особенно большое внимание, так как угроза, которая появилась в южных районах, должна нас предостеречь и по части максимального усиления темпа заготовок, и по части известного сокращения снабжения. Все, что можно будет сделать в настоящее время, мы должны безусловно сделать, и май—июнь этого года должны быть у нас серьезными заготовительными месяцами для очень большого количества районов. Май —июнь этого года будут месяцами напряженной работы в области хлебозаготовок, и на это мы должны направить громадное внимание. План у нас был такой: в течение квартала — май—июнь заготовить несколько больше 100 млн пуд. хлеба, это давало бы возможность минимального маневрирования в отношении будущего года. Апрель показал в высшей степени неблагоприятное положение. Однако мы будем принимать все меры к тому, чтобы этот план был выполнен. Вот наша основная задача.
Микоян. Для того, чтобы было ясно положение, необходимо дать сравнение с прошлым годом. Мы в прошлом году за весь год заготовили 640 млн пуд. зерна. В этом году мы на 15 число апреля заготовили 580 млн пуд., т.е. для того, чтобы заготовить в размерах только прошлогодних, надо после 15 апреля еще 80 млн пуд. Если на 1 апреля мы отставали от прошлого года, по официальным данным, на 8 млн пуд. зерна, а если взять поправки для того, чтобы были сравнимые величины (там сибирские расчеты запутаны), то заготовили на 1 апреля больше на 20 млн [пуд.], чем в прошлом году. Вместе с тем на 1 января у нас по сравнимым величинам заготовили около 128 млн пуд., за квартал до 1 апреля мы наверстали упущенное в размерах 108 млн пуд., не дотянув с этой точки зрения около 20 млн пуд. Мы намечали, что нам придется заготовлять только в размерах прошлого года, но у нас больше прошлого года; мы намечали, чтобы годовой план выполнить, надо на этот квартал разверстать 120 млн пуд. Тогда мы могли бы годовой план выполнить, внутреннюю потребность удовлетворить, перейти к новому урожаю с резервом, который дал бы нам возможность маневрировать, и, с другой стороны, минимальный экспорт, который нами предусмотрен, осуществить. Я должен пару слов сказать, что Политбюро ЦК решило, чтобы в этом квартале до 1 апреля вывезти за границу на 15 млн пуд. хлеба (это около 10 млн пуд.). Это нам необходимо, потому что в прошлом году мы за хлеб выручили 230 млн руб., в этом году мы выручили только 45 млн р., т.е. у нас получается около 120—180 млн р. недовыручки по хлебу. Импортный план мы не только не уменьшили, но увеличили его, мы не уменьшили его для того, чтобы не создать тормоза промышленному развитию, и поэтому импортный план даже увеличили. В то же время экспорт сократился. Мы должны были хоть 10 млн пуд. вывезти, чтобы с расчетами было более или менее благополучно. Но сейчас нажим на монополию внешней торговли и на нашу страну с точки зрения экономической блокады имеется больше, чем за последние 3—4 года, и больше, чем в момент англо-русского разрыва, в эту орбиту блокады и нажима на нас вошла и Германия. Вот почему положение сейчас гораздо труднее.
Что же касается внутренних расходов, мы полагаем, что план расхода хлеба, первоначальный план, который мы составили, он был намечен у нас меньше, сейчас оказывается, что нам больше придется расходовать. 530 млн [пуд.] был план, план расходов хлеба — так рассчитывали мы еще летом в августе, когда план составляли. Затем решениями СТО дополнился этот план снабжения в сторону увеличения, которое дошло решениями СТО до 584 млн пуд. Мы же рассчитываем сейчас на основе хода снабжения внутри страны, что придется расходовать минимум 610 млн пуд. Здесь есть один, который в прошлом году не фигурировал: из заготовок мы дали 18 млн пуд. на семена,
239

чего в прошлом году не было. Кроме того здесь есть сибирских 20 млн, которые можно вычесть, потому что мы взяли и заготовку, и расходы на себя. Еще можно будет взять отсюда около 18 млн пуд. на Среднюю Азию и Закавказье, где был неурожай, где нужно было дать больше против прошлого года по решениям СТО. Но миллионов 30 возьмет перерасход.
Переходя к кварталам, нужно сказать, что трудности не только до 1 апреля, связаны они с тем, что нужно перейти с таким запасом, чтобы снабдить хлебом до разгара заготовок. Июль не будет для ряда районов месяцем разгара заготовок, максимально заготовки начинают охватывать все районы в сентябре, а Сибирь — даже в начале октября. Вот почему нам нужно перейти с таким запасом, чтобы не сорваться после первого июля, в начале кампании. В прошлом году мы вышли с переходящим запасом в 65 млн пуд. Так как в этом году мы охватили рынок больше, чем в прошлом году, частника стало меньше, и часть заготовок перешла в плановое русло, а расход хлеба увеличился, нам придется для того, чтобы иметь хотя бы перебой порядка прошлого года, не более острый, при условии, что урожай будет не хуже, чем намечен, а если хуже наметится, то трудности будут еще больше. Нам надо иметь запас минимум 70 млн пуд. Это — в обрез, для того, чтобы не сорваться. Когда рассчитываешь самое минимальное, дальше которого идти некуда, нам нужно заготовить зерновых — минимально 85 млн пуд. за три месяца. Это при условии, что расход будет не больше нашего плана, а план расхода составляет 120 млн пуд. Значит, мы должны расходовать 120 млн пудов и должны перейти с запасом не меньшим, чем 70 млн пуд. Здесь и мобилизационный фонд должен быть образован, и прочее. Словом, ход заготовок опрокидывает все расчеты. План зерновых составляет 120 млн пуд. Сейчас уже видно, что план этот полностью выполнить будет трудно, потому что ни в один год такого падения заготовок не было...4*
Какие причины? Основная причина заключается в том, что публика устала и рассуждает так: «Основной момент закончен, сейчас можно отдохнуть». Тов. Молотов достаточно охарактеризовал ту обстановку, которая сейчас есть. Это одна сторона. А с другой стороны — партия дала задание: и хлеб дать, и посевную кампанию проводить. Посевную кампанию приятно крестьянству проводить. Фактически получается так, что по этой линии, по линии посевной кампании, все силы направлены, а с другой линии сняты. Наши торги местные жалуются на то, что, когда они ставят вопрос о мобилизации некоторых коммунистов для посылки их на места, им в этом отказывают, считать, что эта обстановка была такой объективно плохой...3* этого никто не может. А заготовить хлеб пока без напряженного усилия мы не в состоянии. В этом большая трудность, товарищи. Во всяком случае вначале ясно, что без усилий хлеба не заготовить.
Сейчас я перейду к заданиям месячным и прочим. Я не говорю о том, что апрельское задание, кроме трех губерний, Оренбургской и двух потребляющей полосы — Рязанской и Тульской, кроме этих губерний, все остальные дают меньше. Эти губернии дают 20% месячного плана выполнения за 20 апрельских дней. Все остальные губернии идут иначе. Вот Пензенская губерния — здесь мы имеем 9%, вот Орловская губерния — 17%, Тамбовская губерния — 17%, Поволжье — 18%, Башкирская республика — 14%, Татарская республика — 12% месячного задания. Осталось десять дней. Эти десять дней должны быть лучше, чем предыдущие, потому что праздники закончились и погода установилась лучшая. Эти дни лучше дадут, но понятно, что мы за апрель заготовим не больше...3* пудов. Пока есть 11 млн пуд. на апрель, а месячный план был в 48 млн пуд.
Заготовки, которые были в прошлые годы, — в позапрошлом году было 35,8 млн пуд., в прошлом году было 26,3 млн пуд. В этом году мы думаем, что мы будем иметь примерно в два раза больше, чем в прошлом году, и не-
240

множко больше, чем в позапрошлом году. Мы сейчас имеем минимальный размер заготовок, равный половине прошлого года и 40% позапрошлого года.
Что надо сделать, чтобы выбраться? Надо нажим взять на май —июнь, чтобы здесь выдраться, иначе некуда идти будет. Апрель, к сожалению, уже пропущен. Все мероприятия были приняты, но они результатов не дали. Май—июнь — это месяцы, наиболее благоприятные с точки зрения сельскохозяйственной. Правда, в прошлые годы эти месяцы не были месяцами больших заготовок, т.е. шло все время падение. В [позапрошлом году в апреле мы имели 35% заготовок, в мае — 26%, в июне — 19%, в прошлом году в апреле было 26% (я сотни миллионов откидываю), в мае тоже — 26%, в июне — 18%. Я хочу дать некоторый анализ тому, почему такие изменения произошли. В 1925/26 г. мы сокращали заготовки в июне. Нам надо было выйти из высоких цен и перейти на низкие цены, поэтому надо было нажать на крестьянина, чтобы крестьянин снизил цены. Вы помните, что мы проводили тогда дезинфекцию ссыпок и т.д. Тогда мы вели борьбу за снижение цен с высокого уровня. Эти данные ничего не показывают. Наша политика была такова, чтобы идти ija снижение цен. В прошлом году нажима не было, действовали еще англо-русский разрыв, военная угроза и т.д., когда мужики скупали соль. Так что динамику развития за май —июнь нельзя за эти годы сопоставить с прошлыми годами. Вот почему придется наверстать упущенное в апреле в мае—июне, не говоря о конце апреля, который значения не будет иметь, потому что большого увеличения он не даст. Мы полагаем, что зима запоздала, дороги будут, на апрель можно было надеяться в северных районах и заготовить больше, но этот план наш не оправдался, и нам приходится сейчас удар взять на май —июнь. Все меры сейчас приняты, чтобы этот план оправдать. Если мы не можем заготовить 120 млн пуд., ибо апрель мы упустили, нам нужно ориентироваться на то, чтобы выбрать 100 млн пуд. Необходимо иметь в виду, что июль и август — месяцы, как мы будем снабжать. В этом трудность большая имеется, и на это придется большое внимание обратить.
Какие благоприятные условия? На Юге кончается посев, на Кубани уже заканчивается посев, в Восточно-Центральном районе в ряде мест посев уже начался и в мае будет происходить, в других местах до конца года будут сеять. Зато нужно сказать, что дороги улучшатся, организации могут набраться сил, семенную помощь мы уже оказали. Это последнее обстоятельство является большим козырем в наших руках. Когда на Северном Кавказе нажимали на мужиков до посевной кампании, они говорили, что же вы на нас нажимаете, вы нас оставите без семенного материала. Теперь в этом отношении у нас положение гораздо лучше. Теперь мы можем открыто говорить: семенная помощь вам оказана, семенную кампанию мы закончили, извольте помочь хлебозаготовкам. В данном случае мы можем с большими основаниями использовать общественность для того, чтобы усилить ход хлебозаготовок. Может быть, мобилизация нужна не в таких размерах, как это было до того, но без рассылки партийных людей, уполномоченных, нам дело не поднять. Никакой, ни советский, ни кооперативный аппарат без партийного аппарата не могут решить этого дела, не могут справиться с этой задачей. Партия является самой большой силой, и без этой силы задачи разрешить нельзя. Для того, чтобы в минимальных размерах выполнить эту задачу, нам нужно заготовить 85 — 90 млн пуд., при большем напряжении и с большими затруднениями мы могли бы заготовить 100 млн пуд., для того, чтобы выполнить полностью годовой план, нам нужно заготовить 120 млн пуд. Это то, что мы должны сделать в области хлебозаготовок...5*
В чем заключается опасность в настоящее время? Дело в том, что даже производящие губернии хотят жить не за счет хлебозаготовок, их усиления, а за счет имеющихся запасов. Это обстоятельство может создать угрозу голода
241

в центральных промышленных районах. Сейчас в некоторых губерниях ставят вопрос: нам самим неоткуда взять хлеба, не вывозите ничего от нас. Но если не вывозить ниоткуда, как же и чем же кормить рабочих? Вот почему нужно принять меры и напрячь усилия для того, чтобы поднять хлебозаготовки. В разгаре кампании было организовано снабжение бедноты хлебом, это было сделано в целях агитации. Это нужно было сделать. Но есть опасение, и оно оправдалось в ряде мест, что первичные кооперативы, волисполкомы и т.д., они в целях полного обеспечения хлебом будут создавать страховочные запасы под видом помощи бедноте, а иногда без всякого вида. Такая опасность есть. Они показывают, что никаких заготовок нет, а на самом деле хлеб имеется. Взять на себя снабжение страны хлебом до последнего села — дело абсолютно невозможное, да и не нужное. Мы должны снабжать хлебом рабочих, мы должны это дело проводить в основных районах, проводя его экономно и осторожно. Вот по этим причинам нам нужно идти на усиление хлебозаготовок. Какие меры необходимы для этого? Новых мер не выдумаешь. Нужно меры, которые уже проводились, проводить с большим умом, с большей чуткостью и гибкостью и по возможности без перегибов. Прежде всего, поскольку кое-где цены срываются, нам нужно будет ударить по ценам. Спекулянты говорят: «Большевики такой народ — придут, побьют, а потом устанут и уйдут, это бывает». Но этого в данном случае не должно быть. Предполагается отпустить всех арестованных по суду кулаков и т.д. Если вы это будете делать, они будут думать и говорить: «Саранча прошла, мобилизация кончилась, можно опять взяться за свое дело». В таком случае спекулянты могут опять полезть и напортить нам дело. Конечно, в дальнейшей нашей работе поле действия будет меньше, чем в предыдущий период, но работа будет все же значительная. Тов. Молотов совершенно правильно далее указывал, что нужно сделать нажим в отношении денежных взносов. Воронежская, Курская и ряд других губерний провели громадную работу. (Голоса с мест: А теперь производите расследование.) (Молотов: Не так это страшно). Ничего страшного тут нет. Провели в общем грандиозную работу. А чем больше работа, тем больше ошибок будет в процессе выполнения этой работы. Глупо думать, что раз перегибы были, значит, это ошибка местных органов. Нельзя так говорить. Раз работа большая, значит, и ошибки значительные. Необходимо поднять самообложение, и его можно поднять. До сих пор эта работа проведена недостаточно. Усиление этой работы также кое-что даст. В отношении товаро-снабжения. С этим дело обстоит, в общем, благополучно. Основных товаров имеется значительное количество. Я думаю, что дело с товарами обстоит наиболее благоприятно, чем оно было на протяжении всего года. Я думаю, что придется все эти меры принять для усиления хлебозаготовок. Это совещание созвано было для того, чтобы выслушать местных товарищей, работников партии, что они считают нужным, стоя перед этими задачами, исходя из практического опыта, который у них имелся на местах. Основные меры есть, но, может быть, нужно будет принять дополнительные меры. Для этого ЦК собрал людей, на которых зиждется вся партийная работа, чтобы выслушать их и получить данные их опыта и быть уверенными, что нового кризиса хлебозаготовок уже не будет. Мы можем прийти к кризису, ежели не поднажмем в этом деле. Мы сейчас перед кризисом не стоим, но если не примем сейчас нужных мер, то мы будем стоять перед кризисом. Этого нельзя допустить. На этом я кончил.
Молотов. Слово имеет т. Болдырев.
Болдырев. С тем анализом, который дал т. Молотов всей обстановке, в которой будет происходить хлебозаготовительная кампания, я совершенно согласен. Я хочу лишь остановиться на вопросах чисто организационных, которые должны сопутствовать всей этой хлебозаготовительной кампании.
242

Но прежде всего, я дам несколько справок о ходе хлебозаготовок по Сталинградской губ. За первое полугодие текущего заготовительного года мы получили 2 млн 670 тыс. пуд., а за III квартал, т.е. за январь — февраль и март, мы получили, примерно, столько же, 2560 тыс. пуд. с лишком. На IV квартал из плана в 7640 тыс. пуд. у нас остается 2406 тыс. [пудов]. У нас решительно нет никаких опасений, что мы это не выполним в определенный срок.
Косиор. Выполните или нет?
Болдырев. Выполним. У нас нет никаких сомнений по части того, что мы полностью план, намеченный и утвержденный Наркомторгом в текущем году, выполним. Нам осталось выполнить около 25% плана. Если исходить из того темпа, который был в первом полугодии, то мы с этим делом полностью справимся. У нас есть к этому и другие основания. Мы до сих пор привлекли в порядке ст. 107 УК лишь 124 хозяйства, получили по конфискации около 140 тыс. пуд. Если считать, что у нас в губернии, примерно, 240 тыс. хозяйств, то это не составляет и половины процента. Таким образом, в смысле применения ст. 107, у нас еще довольно большое поле, мы еще не исчерпали полностью всех возможностей в части применения ст. 107. (Смех.) Товарищи, тут нет ничего смешного. Мы ее у себя еще будем применять, и вам, товарищи, придется применять ее в ряде других районов. Мы недостаточно широко применяли ее, мы малость опоздали с этим делом, пока мы раскачались с применением статьи, началась распутица. Мы привлекли лишь 124 хозяйства. Мы считаем, что это мало. Если маневрирование промтоварами не даст положительных результатов, значительных результатов, то к 107 статье не только у нас, но и в других районах придется прибегать. Конечно, 107 статья — мера экстраординарная, и применялась она лишь в исключительной обстановке. Я считаю, что эта обстановка была действительно исключительная, в которой без применения этой 107 статьи обойтись нельзя было.
Но есть ли у нас другие средства и способы воздействовать на крестьянина, или мы действительно уже все исчерпали? Я полагаю, что у нас еще не все меры экономического материального воздействия на крестьянина исчерпаны для того, чтобы вести хлебозаготовительную работу. Возьмем такие вещи, как самообложение и займы. Ведь не везде на все 100% проведена кампания по самообложению, не везде на все 100% реализован и заем укрепления сельского хозяйства. В частности, у нас, по Сталинградской губ., по самообложению мы собрали лишь 702 тыс. р. из 819 тыс. общей намётки. Конечно, 100 тыс. р. — сущие пустяки.
С займом у нас обстоит несколько лучше, мы реализовали его уже на 650 тыс. из 860 [тыс.]. Тут мы не допустили никаких перегибов, на нас не было жалоб ни в редакциях газет, ни во ВЦИК. Таким образом, 800 тыс. р. мы будем иметь в своем распоряжении. Если к этому присоединить, что есть еще и недоимки по разного рода налогам и сборам, то мы будем иметь около 1 млн р. Я думаю, что промышленные товары должны будут сыграть решающее значение у нас, в той части населения, которая имеет большие запасы. На кулака рассчитывать трудно, вряд ли можно при его помощи только обойтись, нам нужно рассчитывать на массового держателя. Когда мы бросали дефицитные товары для хлебосдатчиков, мы, по существу говоря, били по массовому держателю хлеба и держателю небольшого хлеба. Мне кажется, что сейчас промышленные товары в отношении этой части населения будут играть решающее значение.
В части снабжения промтоварами и использования промтоваров мне хотелось бы остановить ваше внимание только на одной стороне дела. Мне кажется, что мы недостаточно маневрировали даже в пределах Сталинградской губ. В Сталинградской губ. мы имели такое положение, когда в одном хлебозаготовительном пункте было и сортовое железо, и стекло и не было спроса, а в
243

другом районе криком кричали о том, что этих товаров не хватает, и там их не было. Причем, это происходило не только в пределах Сталинградской губ., такую же картину мы наблюдали и в смежных нам районах. Это общее явление. Умелое маневрирование сейчас должно сыграть решающее значение.
Что касается подготовки к начинающейся хлебозаготовительной кампании, то мне казалось бы, что в части хлебозаготовок очень хорошее постановление было принято ЦК партии**. Объединенный Пленум ЦК и ЦКК постановил объединить хлебозаготовительные аппараты, и, в частности, он вынес решение по вопросу о мельничной промышленности1*. Опыт текущей хлебозаготовительной кампании показал, что существование двух аппаратов хлебозаготовительных [излишне]: Наркомторг РСФСР и Наркомторг СССР делали здесь параллельную работу, и не было ничего продуктивного в этом параллелизме. Фактически было два руководителя работой. Мне кажется, что теперь хлеб уже вышел из рамок РСФСРовских и из рамок союзных республик и стал достоянием Союза, и поэтому, мне кажется, надо это дело целиком сосредоточить в союзном Наркомторге. (Молотов: Уже есть такое решение.) В резолюции пленума этого нет. (Молотов: Там сказано, что в отношении хлеба дать права союзному наркомату.)
Вот на этом я закончу.
Молотов. Слово имеет т. Ремейко.
Ремейко. Несмотря на то, что мы нормальный план Наркомторга выполнили с превышением, все же можно смело говорить, что хлеб у крестьянина есть. В этом отношении имеется ряд показателей. За последнее время у нас, в Курской губ., заготовки хлеба чрезвычайно резко сократились. Если в феврале мы собрали 5,5 млн пуд. хлеба, то теперь мы собираем чуть ли не пудами. Тут и т. Молотов, и т. Микоян останавливались на причинах падения хлебозаготовок. Насчет того, что наше внимание ослабло. Это верно, но, по-моему, было бы правильнее сказать, что оно ослабло потому, что прекратились те экстраординарные меры, меры исключительного характера, которые мы применяли раньше. Естественно, раз нажим ослаб, значит, прекратился и подвоз. Наряду с этим, надо указать, что и такое явление, которое подчеркивал т. Молотов в отношении Украины, а именно виды на состояние озимых, это явление имеет место и у нас. (Молотов: Рано еще у вас-то.) У нас есть отрывочные сведения, правда, полного материала нет. Но есть отрывочные сведения по Старооскольскому уезду и по другим южным уездам...
В Льговском уезде процентов до 25-ти озимых у нас вымокло, в связи с своеобразием нынешней зимы. Кроме того, озимые под снег ушли в прошлом году в значительном худшем состоянии, чем в позапрошлом году. Это, несомненно, отражается на настроениях продавцов хлеба. Кроме того, сейчас мужик в некотором недоумении находится, как правильно отмечал т. Микоян. На него налетели, чуть ли не по семь работников было в каждой деревне, проводили кампанию, принимали всякие меры. Все это, конечно, мужика озадачило. Все эти меры сейчас прекращены, и мужик недоумевает, что же это такое. Кроме того, он не знает, как будут хлеб заготовлять в будущем году. Все это отражается на его настроении. Убеждать нас в том, что хлеб нужно взять, не нужно. Мы это прекрасно осознаем, но тут встает вопрос, какими методами брать хлеб. Всякие платежные обязательства уже взысканы, это выполнено. Имеется кое-какой недобор, но он серьезным рычагом для выкачки хлеба быть не может.
Вот проект резолюции. Правда, здесь указания по разным губерниям, но эти указания все же совпадают. «После провести план через собрание пайщиков». Что это значит, т. Микоян, провести план через собрание пайщиков? Чтобы они вынесли постановление, что план хороший, что его нужно выполнить? Я гарантирую, что каждое собрание пайщиков примет такое решение. А
244

дальше что? (Голос: А дальше — с кооперативным приветом.) Да, пожалуй, что дальше с кооперативным приветом, или вы предоставите правлению провести раскладку по хозяйствам. Тут недоговорено, и нужна определенная директива. (Молотов: Это не обязательно.) Тогда разрешите, что так можно толковать. (Молотов: Нет нельзя.) Тогда зачем же проводить эти планы через собрания пайщиков? (Косиор: Демократия нужна.) Они должны демократически вынести постановление: план принять и т.д. Дальше разойдутся по домам, а кому-нибудь нужно эти решения общих собраний, принятые с кооперативным приветом, реализовать? Дальше говорится об усилении нажима на кулацкие элементы деревни. Каким это образом? Мы зимой применяли 107 статью, причем только начали применять, как присылают из Центрального Комитета решение, что применять 107 статью можно только к тем элементам, у которых запасы 1800 пуд. У нас таких нет. Есть только имеющие запасы 1200 пуд., 700, 800 пуд. и т.д. Если сейчас разрешите 107 статью применять к имеющим запасы 700 — 800 пуд., это было бы большим стимулом для выкачки хлеба. Таким образом, насчет 107 статьи в постановлении Центрального Комитета должно быть внесено разъяснение. Затем насчет экономии в потреблении хлеба. Это было бы не совсем правильно, с точки зрения хлебозаготовок, если мы заставим голодать в отношении снабжения хлебом. Вот в Самарской губ. и в других имеют место случаи, когда хлеба недостаточно, когда длинные очереди на хлеб и на этой почве удорожаются цены, и крестьяне удерживают хлеб. Вот почему не нужно скупиться. И тут лишний десяток тысяч пудов даст лишнюю сотню тысяч пудов в заготовках хлеба.
Вот и о продовольственном фонде, о котором спорили мы с т. Микояном. Мы провели это дело, и знаете, что та горячка, те болезненные настроения, которые там были, они сейчас изживаются потому, что крестьянин сейчас получает уверенность, что, если он в трудную минуту продаст хлеб, он сможет в потребительской кооперации получить два-три пуда, которые ему потребуются. Несомненно, это увеличит хлебозаготовки. Мы должны учесть, что этой своей скупостью мы сможем подорвать хлебные цены и влиять на ход хлебозаготовок.
Затем последний момент о посылке работников на места. Мы очень много посылаем, и т. Микоян нам гарантировал, что все это будет оплачено, а теперь, когда это мы провели, центральные кооперативные организации с кооперативным приветом нам отказывают. (Микоян: Сколько взяли денег?) Ничего не взяли, и все ваши распоряжения остаются втуне. Нам по секрету сообщали, что кое-кто из канцелярских работников аппарата Наркомторга получил усиленную награду за усиленные работы по хлебозаготовкам, а наши низовые работники, которые по месяцам ездили, не меняя белья, которые вшей кормили, они ничего не получили, да еще и расходовали на разъезды. Надо, я считаю, возместить хотя бы половину тех расходов, которые произведены...
Молотов. Тов. Пожилов из Башкирии.
Пожилое. Башкирии, которая ославилась. Товарищи, что ославились мы по части слабости нажима, и в области с/х налога, и в других крестьянских обязательствах, так же как и в области хлебозаготовительной, мы не зря ославились. Но в конечном счете после приезда, главным образом, т. Молотова работа двинулась (смех), в христианскую веру нас т. Молотов привел. Результаты кой-какие получились. Но, к сожалению, достижения имеются, главным образом, по части изъятия денежных средств. Что касается хлебозаготовительного плана, то по-прежнему у нас его выполнение еще чрезвычайно слабо идет. Сейчас мы имеем около 58% на 1 апреля годового плана, и несмотря на то, что административные принудительные меры взыскания как по линии платежей, так и по линии хлебозаготовок применялись усиленно. Какая форма продразверстки преимущественно применялась в Башкирии?
245

Эта форма заключалась в следующем: выносилось постановление, после этого постановления производилась разверстка в сельсовете с участием, а иной раз и без участия организованной бедноты, а потом начиналось настоящее продраз-версточное взыскание хлебных излишков. Зачастую дело доходило до проверки хлебных излишков, хлебных запасов. Я не говорю уже о применении 107 статьи, но было 384 процесса и взыскано 144 тыс. пуд., в среднем на процесс падает 370 пуд. Как видите, цифра, далеко не достигающая пределов, установленных ЦК, 370 пуд. на хозяйство — цифра крайне незначительна. Кроме того, за тот же период, январь—апрель, применены суровые административные репрессии в отношении лиц слабозаготовляющих, лиц слабособирающих. Коротенькие ци-фирки: осуждены за бездействие только местные члены исполкомов и сельсоветов — 420 чел., осуждены за нарушение цен — 100 чел., сверх того 46 отстранены от должности. Так что если судить по этим цифрам, то мне сдается, что мы, пожалуй, на первом месте окажемся по цифрам перегибов, по количеству осужденных, по количеству отстраненных от должности и т.д.
Результаты какие? По платежам с/х налог закончен полностью. Госстрах — осталась еще крайне мизерная цифра, семссуда взыскана полностью, самообложение — осталось только 8%, ...3 р. к сумме 2 млн р., заем остался на IV квартал — 980 тыс. р. с лишним, 30%, а хлебозаготовки выполнены в размере 58%.
Теперь, когда мы перейдем к IV кварталу...3* (Косиор: А хлеба-то нет. Расскажите скорее, а то нетерпение берет, такую интригу плетете в Башкирии.) Очевидно, что к этому приду. Так вот, я хочу сначала коснуться предстоящих трудностей в IV квартале по части фискального нажима. Мы примерно должны будем взыскать в IV квартале около 2 250 000 р., в то время когда за один только III квартал мы взяли свыше 9 000 000. Так что фискальный нажим будет ослаблен до чрезвычайности в смысле количества причитающихся на этот квартал платежей.
...Фискальным нажимом мы деревню заставить не можем хлеб выбросить, и выходит, что остаются принудительные меры ККОВов. Что тут можно сделать? Очень скверное настроение у мужика вызвала затяжка весны, холод, дожди, невозможность приступить к севу и т.д. Все это, конечно, отражается на настроениях мужика. Ясное дело, что оздоравливающим началом эти моменты, несомненно, не послужат. Дальше мы имеем недостаточную обеспеченность хлебом бедноты, которая и сейчас уже жалуется на то, что ей есть нечего. Создается угроза развития мешочничества. Борьба с этим мешочничеством будет продолжаться, но, по моему мнению, это мешочничество будет загнано в избу, а совершенно ликвидировано быть не может в силу объективных причин, в силу того, что пестрота урожая и низкая обеспеченность хлебом бедняцкой части крестьянства сама по себе угрожает развитием мешочничества. Какие-нибудь меры продразверстки сейчас мудрено [применить] будет. По 107 статье — я не ручаюсь за то, что наши партийные организации, особенно деревенские, изловили всех кулаков. Мне кажется, что есть двухтысячники, что их около тысячи, вероятно, в Башкирии есть. Но, конечно, партийные организации просто их не знали, они не научились еще распознавать деревню. Как бы то ни было, до сих пор эта статья 107 направлена была не по линии двухтысячников, а в среднем — 37. (Не слышно). (Косиор: А двухтысячники у вас есть?) Вероятно, есть, но я думаю, что партийные организации их могли не знать. (Косиор: А хлеб у вас есть?) Конечно есть.
Теперь, товарищи, разрешите мне коротенько сказать о плане. Все эти обстоятельства относительно слабых результатов по изъятию хлеба и совершенно слабых результатов по части выполнения хлебозаготовок заставили нас пересмотреть хлебофуражный баланс. Мы очень внимательно к этому вопросу отнеслись, просмотрели наши площади посева и т.д. Вот у меня есть следую-
246

щие данные. Площадь посева, которая раньше бралась за основу, была 1872 тыс. десятин; мы приняли по тому последнему варианту хлебофуражного баланса количество десятин 2329 тыс., скорректировали посевную площадь на основании Московского ЦСУ именно в сторону повышения, считая, что, примерно, процентов около 28 скрывается при учете объектов самообложения. По урожаю, при том же исчислении, мы взяли по сравнению с московским ЦСУ цифры; Москва дает ...3* пуд., мы берем — 44 пуд.
Продовольственные и кормовые нормы определяются по исполнительному балансу 1925 г., но с повышением на 2%. Мы имеем норму продовольственно-кормовую на душу крестьянского населения — 23,38 пуд. вместо определенной для нашего района Московским ЦСУ нормы — 26,1 пуд. Тут заметное снижение объясняется тем, что нынче был достаточный урожай картофеля, который замещает собой потребление зерновых. В конечном счете этот самый хлебофуражный баланс, дополнительно недавно нами составленный на основании последних данных, дает, примерно, такую картину: излишек у сельского населения, за покрытием городской потребности, определяется в 13,5 млн пуд., заготовлено же всего 11,5 млн пуд. Следовательно, возможно заготовить в оставшийся промежуток времени, примерно, около 2,5 млн пуд. Это при условии сохранения крестьянских запасов в таких размерах, в каких они были до хлебозаготовительной кампании, вернее — к началу хлебозаготовительной кампании. Я считаю, что ничего экономически благоприятного для увеличения этих запасов у нас нет. Видно, что сейчас, в связи с новыми постановлениями ЦК и сессии ЦИКа, нам будет трудно.
Теперь по существу плана. (Молотов: По существу плана надо кончать. Вы уже говорите 15 минут.) Я кончаю сейчас. Мне думается, что, как всякий план, план хлебозаготовок должен иметь известное условное значение. Наш план определялся по данным урожайности августовского урожая, даже не августовского, а к 15 июля. После этого произошли естественные изменения, причем эти изменения такого порядка, которые мы учитывали, которые могли изменяться вследствие климатических и других условий, и такие, которые не могли изменяться. Возьмем такой пример, как овес. По плану предполагалось собрать овса около 4,5 млн пуд., а сейчас с овсом скверно дело обстоит. Очевидно, что в этот момент, когда определилась урожайность по овсу, произошла некоторая переоценка, которую мы упустили, и эта переоценка определила значение посева.
Почему мы этот план не пересматривали в то время, когда нас посещали члены ЦК? Совершенно понятно: потому что не было тогда смысла, не было практического значения ставить тогда этот вопрос. А сейчас этот вопрос поставить нужно, постановка его своевременна, особенно в связи с тем, что теперь мы можем кое-какие результаты, которые могут быть, подытожить, учесть и т.д.
Молотов (Председатель). Слово имеет т. Булат.
Булат. Прежде всего вопрос относительно хлебозаготовок. Я думаю, что тот план, который дан по Тульской губ., он является в значительной мере нереальным. Если сравнить заготовки за прошлые годы, за апрель, май, июнь или если сравнить с теми заготовками, которые были произведены в предыдущие месяцы — январь, февраль, март, здесь получаются следующие цифры. За январь выполнено было 431 тыс., план был выполнен с некоторым преувеличением. За февраль план был несколько недовыполнен — 96, 1%, в абсолютных цифрах — 419 тыс. [пуд.]. За март было задание — 200 тыс. пуд., выполнено 114%. Если сравнить месяцы апрель, май, июнь предыдущих лет в отношении заготовок, то мы будем иметь следующие цифры: (приводит цифры)6*.
Мы здесь подошли к этому заданию, учитывая напряженное положение с хлебозаготовками. Мы считаем, что несмотря на то, что у нас и в прошлые
247

годы меньше выполнялось, и в январе —марте цифра выполнения была меньше, мы беремся выполнить...6* тысяч пудов. (Молотов: Очень мало.) Но эта цифра в два раза выше прошлогоднего выполнения и в полтора раза выше заготовок за январь, февраль и март. (Молотов: Очень мало у вас заготовлено.) Мы в два раза увеличиваем цифру против прошлого года, учитывая напряжение хлебозаготовительной кампании. Целый ряд мероприятий, которые были намечены, являются совершенно правильными. Хотя здесь т. Микоян в своем выступлении заявил, что можно завезти промтовары, я думаю, что нужно будет на это дело поднажать, особенно это касается кровельного, сортового железа, олифы...
Молотов. Записалось восемь товарищей. Предлагается список ораторов прекратить. Нет возражений? Нет. Слово имеет т. Любимов.
Любимов. Несколько слов о роли кооперации. Тов. Молотов бросил реплику, что кооперация у нас хорошая. (Молотов: А он от этого отказывается.) (Смех.) Не в том дело, что кооперация хороша, товарищи прекрасно знают, насколько хороша кооперация. Кооперация не есть хороша, как местные работники знают, а наша задача заключалась в следующем, чтобы отстаивать роль кооперации в деле хлебозаготовок, как наиболее приспособленной организации к выкачиванию хлеба из самых низов. Сама кооперация представляет из себя ничто без руководства и содействия партийных и советских организаций. Как мы представляем себе участие в заготовках? Мы дали указание, чтобы в заготовительных районах райсоюзы устроили собрания при участии партийных и советских организаций представителей потребительских обществ. На местах потребительские общества должны собирать пайщиков. Там разверстка допускается до потребительских обществ. Спрашивается, как дальше пойдет дело? Тут трудно предрешить, но, по-видимому, будут некоторые прикидки и наметки хотя бы внутри потребительских обществ, с кого примерно можно сколько взять. Не в порядке твердого приказа, но поскольку они будут обсуждать, они будут знать, с кого сколько взять. Они будут делать такие наметки, как будут их делать сельсоветы и волисполкомы. Сейчас отпадают как будто возражения против того, что и глубинные пункты использовать возможно широко и чтобы привлечь все организации, которые в этом деле могут работать без всякого зажима в каких-нибудь организациях, в том числе и потребкооперации.
Несколько слов о товароснабжении и о затруднениях в связи с товароснаб-жением. В настоящее время образовался некоторый запас товаров сезонного порядка, которые могут быть реализованы к сентябрю, примерно, месяцу. Нам, по-видимому, придется с Наркомторгом договориться о некоторой отсор-товке этих запасов. В ряде организаций есть товары, которые будут реализованы позже. Но есть ряд товаров, которых в настоящее время недостает. Я думаю, что дополнительное количество товаров, ходовых товаров, которых сейчас нет, в связи с хлебозаготовками придется поставить. Те товары, которых имеется некоторый запас, будут рассасываться в течение ближайшего полугодия. Как выйти из финансовых затруднений? Мы на 70 млн лишку товаров завезли. Теперь остатки есть, точно не могу сказать, но во всяком случае неизмеримо большие, чем кредит, который нам предоставлен. Нам было дано 20 млн банковского кредита сверх лимитов на чрезвычайный завоз товаров. В специальной комиссии СТО мы ставили вопрос о том, что мы не в состоянии в первый квартал выплатить деньги. К системе потребительской кооперации предъявляются требования — в первом квартале деньги вернуть. Поскольку товары не реализованы, мы денег вернуть не сможем...
Дальше. Необходимо обратить особое внимание, и мы в этом отношении нажимаем на наши местные организации, необходимо обратить внимание на сбор паев в связи с необходимостью улучшения финансового положения
248

союза. Мы собрали всего паев 23 млн р., в марте соберем около 10 млн р., так что примерно до 33 млн будет на 1 апреля. Нужно отметить, что этот сбор неизмеримо больше, чем он был в прошлом году, но все-таки во многих губерниях паевые взносы не в достаточной мере хорошо собираются. По ряду губерний можно отметить, как, например, Воронежский губсоюз, он собрал паевых взносов больше миллиона. Вот теперь, поскольку уже и самообложение, и займы в некоторых губерниях выполнены, необходимо на взнос паевых взносов обратить особое внимание и поставить его как одну из первоочередных задач. Между прочим, там не особенно удачная редакция, сказано: «Взыскание паевых взносов». Это не совсем демократичный термин, лучшее сказать: «Собрание паевых взносов».
Дальше. Относительно расходов по заготовкам. Товарищ из Курской губ. жаловался, что они не покрыли расходов. Совершенно верно. Но позвольте мне сообщить вам следующее, что, по нашим данным уже сейчас расходы в связи с этими заготовками советские и партийные организации хотят получить только с потребительской системы. (Голос с места: Нет, со всех.) На потребительскую систему падает около 1400 тыс. по всей стране, кроме Украины, это по нашей системе, кроме тех расходов на командировки, которые райсою-зы оплатили. Требуют, чтобы мы заплатили 1,5 млн, кроме Украины, а наши организации непосильны...
Теперь, дальше. Относительно хлебоснабжения и расходов хлеба. У нас по Церабсекции и по Транспосекции имеется до 3 млн пуд. хлеба. Местные организации в лице губкомов и губисполкомов заставляют их оправдать те нормы, которые установил Наркомторг. Мы давали соответствующие указания от Центросоюза. Здесь, по-моему, нельзя расходовать хлеб без разрешения центра, без подтверждения распоряжений Наркомторгом. Пускай здесь будет двойное перекрестное подчинение, но все же это необходимо делать.
Вот все вопросы, которые я считал необходимым отметить...
Молотов. Слово имеет т. Курц.
Курц. Общее положение, которое здесь характеризуется в докладах, оно говорит о том, что имеется недостаток в хлебе. Но вот та характеристика, которую дают относительно причин, почему сейчас хлеб не поступает, и основная причина, которую Политбюро приняло, — это демобилизационное настроение, этот доминирующий фактор, я думаю, что она до некоторой степени вытекает из работ центра. Потому что такой разнобой, который имеется в работе центра... (Голос: Центр во всем виноват.) Нет, не во всем, но в некоторых случаях он виноват. И вот недавно, три дня тому назад я был на заседании ВЦИКа, там был заслушан законопроект. Тов. Косиор, который здесь присутствует, он был там и знает, что этот законопроект возмутил всех товарищей с мест. Тов. Косиор тоже возражал против него и возмущался с нами. Такой законопроект должен создать демобилизационные настроения. (Молотов: Он принят?) Не был принят благодаря нашего влияния. По крайней мере там не возражали против него, возражали т. Косиор и работники с мест. (Голос: Какой проект?) О тех ошибках и как исправить ошибки, которые были сделаны во время хлебозаготовительной кампании: широкая амнистия, которая била по работникам, которые проводили директиву партии на местах. Я не знаю, как в остальных районах, я могу говорить только о Немреспублике, как о части, на которую возлагается крупнейшее задание. Я повторял и должен повторить, что мы с самого начала возражали с цифрами в руках против задания НКТорга в 6 млн пудов. Мы говорили товарищам, что такое задание выполнить мы не можем. У нас в этом году в среднем урожай с десятины 24 пуда против 40 пудов в прошлом году. У нас валовый сбор 35 тыс. декатонн против 49 тыс. декатонн в прошлом году. Единый с/х налог в этом году 2,5 млн против 1,6 млн в прошлом году, у нас необычайно возрос единый с/х
249

налог, и мы свой план свели в 4 млн, а нам преподали план в 6 млн. Под давлением задания, которое не было отменено для нас, мы пересмотрели норму кормления, т.е. считали, что нужно пересмотреть норму кормежки и уменьшить эти нормы до минимума. Мы составили план в 5 млн, 5 млн мы установили для хлебозаготовок.
Теперь, что мы сделали? Мы заготовили до 1 апреля 4100 тыс. пуд., это является 70% плана, если сюда прибавить те заготовки, которые не считаются хлебозаготовками, но которые заготовлены в 600 тыс. пудов. Это 300 тыс. пудов задолженности по семссуде 1922 г. мы собрали, которая была сложена, потом 320 тыс. мы собрали по семенному фонду. Следовательно, это изъятие хлебных излишков, оно составило 600 тыс. пудов. Итого 4700 тыс. мы собрали. Теперь дают задание в 1200 пуд., это на один квартал. В позапрошлом году на последний квартал приходилось 50 тыс. пудов, что составляло 1% к общей заготовке; в прошлом году 400 тыс. на последний квартал, что составило 5%, теперь 20% к общему плану хлебозаготовок задают. Я должен сказать, что все меры, возможные для выкачки хлеба, мы приняли у нас, и мы считаем, что мы должны еще раз после такого задания ЦК провериться, мы должны сделать все возможное. Но гарантировать ЦК 1200 тыс. пудов мы не можем, мы не в состоянии это сделать. (Косиор: Говорят, благими намерениями ад вымощен.) Нельзя же здесь, когда строится чрезвычайно ответственный план, из слов т. Микояна, когда каждый миллион хлеба на учете, не можем же мы сказать, что задание выполним, и потом не выполним его.
Как шли заготовки по месяцам? В августе мы выполнили 255% плана, в сентябре — 126%, в октябре — 70%, в ноябре — 47%, в декабре — 30%, в январе мы выполнили — 113% задания, в феврале — 44%, в марте мы выполнили — 36%. О чем это говорит, товарищи? О том, что хлеба у нас нет. Вот здесь выступал товарищ, мой сосед, и говорил, что в Туле от 700 до 1800 пуд. хлеба. Товарищи, я же знаю, какое имеется по существу предвзятое отношение к Немреспублике. Когда выступают товарищи из Немреспублики, все товарищи вместе хором говорят: «Ну, богатая республика, чего ты скулишь» и т.д. (Микоян: Хорошее мнение.) Хорошее мнение, т. Микоян, но это хорошее мнение нам уже целый год создают.
Молотов. Вот и Пахомов на вас надеется, он уселся против вас и на вас надеется.
Курц. Я должен сказать т. Пахомову и всем другим товарищам, а также и ЦК, что 1200 тыс. пудов есть такое задание, которое выполнить будет почти невозможно.
Что мы считали бы для себя выполнимым? Я говорю, что мы выполнили 4100 тыс. пудов по хлебозаготовкам, мы составили план в 5 млн пудов без соответствующего учета роли частника и сборов с крестьянства. Мы полагаем, что 300 тыс. пудов есть тот максимум, который мы можем выкачать из нашего крестьянства.
Молотов. Только 300 тысяч? Знал бы, я бы вам слова не давал.
Курц. Если бы можно было больше выкачать, это было бы хорошо, но я обязан здесь заявить, как это ни плачевно для нас...
Молотов. Вашу речь придется передать в ЦКК. Что же, вы четверть берете плана.
Курц. Если единственным выходом для выполнения плана будет передача речей всех в ЦКК, то, видимо, придется передать и мою речь в ЦКК.
Молотов. Здесь мы говорим не о всех, а о вас. Слово имеет т. Рябинин.
Рябинин. Я не буду говорить о проценте выполнения нашим районом заданий. Нас это совершенно не интересует. Мы заготовили всего через государственные, кооперативные организации 28 800 тыс. пуд. Теперь, значит, нам еще дают 4,5 млн пуд. Правда, в подсчетах происходят разногласия. Тов. Ми-
250

коян исчисляет иначе и думает, если не входит хлеб, заготовленный по нарядам Наркомторга, то, значит, этот хлеб у нас. Мы не подходим формально и мы ставим вопрос так: есть ли у нас в крестьянской губернии 4,5 млн пуд. хлеба? Есть. Можно ли заготовить? Это вопрос второй. И на этот вопрос безошибочно можно сказать так, что самотеком от крестьянства хлеб не пойдет, а чтобы выполнить [план] в 4,5 млн пуд. хлеба, нам придется применить ряд экстраординарных мероприятий и придется продолжить применение тех мероприятий, которые мы применяли, несмотря на решение объединенного Пленума ЦК и ЦКК. Вот когда мы столкнулись с вопросом, какими мерами мы будем выкачивать хлеб, то нужно прямо сказать, что мы находимся в более тяжелых условиях, чем были в январе, феврале и марте, когда к нам приезжали тт. Микоян, Молотов и другие. Когда к нам приезжали тт.Молотов и Микоян, то начинали всегда с того, что спрашивали нас, как у нас обстоит дело с денежными взысканиями. (Молотов: Верно.) Сейчас вы этого вопроса не сможете поставить, и мы перед крестьянством его тоже поставить не можем. Мы за это время собрали по губернии 9900 тыс. р. У нас остались недоимки такие, которых мы сейчас брать не можем, а если мы их возьмем, то все равно мы хлеба не получим, потому что они числятся за крестьянами, не имеющими хлеба. Кроме того, мы собрали кооперативных сборов на ...3* рублей. И когда мы имеем такие сборы у крестьян, когда мы имеем затяжную весну, когда мы имеем затяжную посевную кампанию, когда мы применяли ряд суровых мер, пожалуй, не менее суровых, чем те, о которых говорили здесь другие товарищи, то здесь надо сказать, что мы этот план предприняли, но как этот хлеб вытянуть — в этом отношении перед нами стоят большие трудности.
Почему крестьянство хлеба не привозит? Потому что оно ждет видов на урожай. Крестьяне будут сочетать виды на урожай, на озимый посев и на яровой. Я согласен с тем, что мы эту работу ослабили в первую десятидневку апреля. Причины тут были — дороги. Но ведь есть предел всему, ведь крестьянин остается крестьянином, и он не дал нам обещания терпеливо сносить все, что бы мы ни делали. Мы, например, к нашему аппарату, начиная с сельсовета, продолжая кооперацией и кончая нами, применили по губернии 1800 взысканий, начиная от общественных выговоров, кончая следствием. И сейчас, когда все эти мероприятия мы применили, создается такое положение, что и аппарат, и работники, и организации потребовали некоторой временной передышки, потому что крестьянство отказывается вести разговоры с нами. Крестьянство говорит: «Пощадите нас, поговорите с нами, как вы думаете сеять. А то вы все берете и берете, а нам ничего не даете». До 1 апреля мы держали всех наших губернских и уездных работников деревни6*, после 1 апреля мы их отозвали и сразу же послали в деревню другую группу работников, чтобы развернуть общественную работу по посевной кампании. Это сказалось сразу же на отношении крестьян, которое сразу изменилось. С одной стороны, развернутая широкая посевная кампания, с другой стороны — мы подошли ближе к бедноте, и сейчас благоприятная обстановка для того, чтобы вести работу. Ведь весна затяжная и это бездорожье, оно в силу затяжной весны увеличивается. Я считаю, что тут, какие бы мероприятия мы ни принимали, в апреле мы ничего не заготовим. Мы за последние десять дней заготовили около 40 тыс. пуд. Ведь это же почти ничего, это же курам на смех! Я думаю, что за последние десять дней апреля мы заготовим то же самое, потому что у нас то же самое бездорожье. Если кто не верит, поезжайте к нам, в наш чернозем, мы вас прокатим! (Смех.)
Вопрос ставится, как мы должны заготовлять хлеб? Мне кажется, нужно идти по тому направлению, чтобы продолжать работу по сбору паев. В то же самое время, когда я просмотрел то, что т. Микоян хочет снабдить товарами,
251

то при тех товарах, которые хотят нам дать, мы в Тамбовской губ. не сможем вывезти хлеб. Мы просим дать нам товаров побольше. И нужно, по моему мнению, поскольку мы говорим, что нужно применять экстраординарные меры, нужно разрешить применять 107 статью к количеству хлеба начиная от 300 пуд. Без этого хлеб мы не соберем. Хлеб распылен у крестьянства.
...3* можно 107 статью применять не в широких размерах, а по два-три случая на волость, но чтобы было принуждение и некоторая острастка. А сейчас у нас что получается? Мы начали исправлять допущенные перегибы, беззакония в губернии через губсуд. Но Верховный суд не ограничивается тем, что мы проводим через губсуд, и начинает возвращать к нам дела с какими-то непонятными на них значками и с надписью: «с приветом». К кому с приветом — губсуду или еще кому, ничего непонятно. (Смех.) Эти дела рассматриваются губсудом, партийной тройкой с учетом всех обстоятельств, что крестьянин не будет бунтовать и т.д. Но все-таки Верховный суд этим не ограничивается, возвращает дела и предлагает их пересмотреть, требуя, чтобы возвратили все, что было конфисковано. Мы понимаем, что там, где был явный перегиб, где не было эффекта ни хлебного, никакого, конфисковали ненужный хлам из имущества или из скота, — это надо возвратить, и это мы делаем. Но несмотря на это, все-таки еще раз Верховный суд заставляет пересуживать и пишет «с приветом». (Смех.) Но если судить, так давайте судить всех, начиная с губкома партии, нельзя же судить одни низы. При распространении крестьянского займа, когда мы распространили на сумму около 2 млн р. и охватили 85% крестьянских дворов, то дело доходило до того, что мужики говорили: «Не только ты, сукин сын, надоел мне, но собаке моей надоел, привязался — подписывайся, да подписывайся, на вот, подписываюсь, и больше ко мне не ходи». (Смех.) Сейчас это вызывает смех, но у нас некоторые работники от этой работы заболели. Есть, я знаю, один работник, который свалился от этой работы. Он сидит в психиатрической больнице и все время составляет пятидневки, как они выполняются. (Смех.) (С места: Это Микоян виноват...)
Относительно усиления работы парторганизации. Тут есть вот какая опасность. Мы сделали такую установку, чтобы большую ответственность возложить на наши хлебозаготовительные организации, на госзаготовительные организации и кооперативные организации. Ведь по сути дела мы превратились в основных хлебозаготовителей, и бьют все время только нас. А я спрашиваю: «Кто из ответственных работников по хлебозаготовкам, руководящих и в центре, и где угодно, к кому было предъявлено больше всего требований, как не к парторганизациям?» Ни к кому больше требований не было предъявлено, и всякие безобразия объясняются слабостью парторганизации. Это опаснейшая психология для наших хлебозаготовителей, надо к ним предъявить большие требования, чем это было до сих пор. Мы будем работать, мы знаем, что такое отвечать перед партией, мы знаем, что такое тяжелый кризис страны в связи с хлебозаготовками, но нельзя культивировать у хлебозаготовителей такого взгляда: нечего беспокоиться, если не заготовим, будут бить губком, волком, а мы — ничего, наше дело второстепенное — принимай готовый хлеб. Тут надо построже со стороны ЦК подойти к хлебозаготовительным организациям и потребовать от них ответа, как они сами работают, что у них за аппарат, что они сами делают. С чем мы сталкиваемся в этом отношении в настоящее время? Я, относясь с полным уважением к центральным организациям, должен сказать, что ничего кроме путаницы и грызни со стороны центральных хлебозаготовительных организаций, мы ничего не видим. Посадишь людей вокруг хлебозаготовительных пунктов, все идет спокойно, вдруг присылают от Центросоюза «конфиденциально» своим людям, своим доверенным, которые сидят у них, предложение не руководствоваться планами, кото-
252

рые выработаны на месте, а руководствоваться общим планом. Начинаются споры, разговоры. Это происходит до тех пор, пока не говоришь: «Забирай свой мандат доверительный, поезжай в Центросоюз». (Смех ) Ну, раз так, мы будем работать по вашим директивам. Относясь с полным уважением к ЦК и к Наркомторгу, я все же думаю, что надо центральные хлебозаготовительные аппараты призвать к порядку, чтобы они не смазывали работу, если они хотят руководить, чтобы считались с местным руководством. У нас имеется работников не ахти какое количество, мы не имеем возможности каждый заготовительный пункт обеспечить человеком, который отвечал бы всем требованиям.
Вот на эти моменты я хотел бы обратить ваше внимание...
Молотов. Слово имеет т. Вейцер.
Вейцер. Относительно причин снижения хлебозаготовок тут прямо нужно сказать, что никакой распутицей, никаким севом это объяснить нельзя. Ведь мы заготовляем с 1924 г., и только одна такая пятидневка была, которая указывала на охват рынка в 50%, а теперь мы охватываем 85% и до 90%. Так что распутицей, севом нельзя объяснить. Кроме того, мы разрешили во время распутицы подворные заготовки. (Гилинский: Есть ли такое положение и по южным районам?) Как будто все районы сговорились, везде падают заготовки. Я повторяю опять, и вы можете просмотреть все года, что таких пятидневок, когда охватывали 50%, не было, или была 1 — 2. Чем же все-таки это объясняется? Это объясняется изменением нажима. Был нажим и вдруг ослаб, и получилось впечатление, что нельзя заготовлять. Я утверждаю, что такое ослабление чувствовалось не только в ячейках, но и в районах. Я знаю, что даже на общих собраниях говорили о том, что мы план выполнили, сейчас стоит посевная кампания, следовательно, с заготовками можно покончить. И вот на этой почве создаются такие настроения, которые мы имеем и которые являются крайне опасными. Тут пытаются оправдать балансом и тем, как он составлен. В этом году новые отложения крестьянских запасов составляют 175 млн пуд. Ведь и план Центрально-Черноземной области построен так, что новые запасы доходят до 50 тыс. пуд. Скажем, если взяли все излишки последнего урожая, то ведь старые запасы есть. А как же мы будем заготовлять в будущем году, если урожая не будет? Будем брать из старых крестьянских запасов, которых насчитывается 850 — 900 млн пуд. Вы еще не учитываете и то, что сейчас вытеснен частник и вы являетесь основными заготовителями. Ведь это же тоже дает известную сумму, которую никто не считает.
Вот мне прислали баланс из Орла. (Косиор: Одним словом, не баланс, а орел.) Я не могу жаловаться на орловскую организацию, они хорошо выполнили задание, но они говорят, что у них нет излишков, когда берем баланс, то оказывается, что те крестьянские запасы, которые были ранее учтены и отложены в крестьянских хозяйствах, ими не учитываются. Теперь берем Нем-республику. 390 тыс. [пуд.] учтено. Теперь даем 510 тыс. (а 600 тысяч?), а вы спросите, Саратов разве не взял семенной фонд? Кроме того, за этой графой имеется еще ряд заготовок. Самым характерным является то, что здесь выступали те губернии за избыточное задание, которые имеют эти финансовые рычаги. Если выступит Воронеж или Тамбов, он вправе спросить, где же финансовые рычаги. Немреспублика ослабила свои заготовки, начиная с конца февраля. По сути дела, вы проводили ударную кампанию 4 недели. (Курц: Это неправильно.) Я сужу по ходу заготовок. У вас они не закончены, а вы настаиваете на том, что нет возможности заготовлять.
Несколько слов насчет Нижегородской губ. Это люди, которые не проводили заготовок, и мы должны взять на себя часть вины насчет потребляющих губерний, что мы не осуществили нажима, который должны были осуществить, т.е. они считают, что все давай, а мы ничего. Вот я расскажу про Белоруссию. Она два года подряд не заготовляла, а в этом году мы поставили
253

перед ними задачу: если не заготовите хлеба, то ничего не получите. Заготовляйте для себя. Они клялись, где же заготовлять, Белоруссия пограничная полоса и т.д., тем не менее, они в первый же месяц взяли около 275 тыс. пуд. Это Белоруссия, которая никогда не заготовляла. Нельзя же этого сказать о Нижегородской губернии. {Голос: Нужно посмотреть.) Да, разве от вас мало идет в Вятско-Ветлужскую область хлеба[?] {Голос: Наоборот.) Наоборот, идет таким образом — из Яранска идет в Вятско-Ветлужск, а с соседними губерниями идет обмен хлеба с Нижним Новгородом. Хлеб идет из Нижегородской губ., я это могу доказать. Если хотите доказательств, то имеется ряд жалоб, которые идут от внуторгов, что этот оборот хлеба идет. Почему вы не можете внести это в плановое русло и обеспечить заготовку...
Теперь перехожу к вопросу относительно методов. Получается такая штука, что выходит так: никаких рычагов у нас нет, чем мы будем действовать? Я думаю, надо признать, что обстановка трудная и тяжелая для заготовок, это совершенно ясно. Но трудности для того и существуют, чтобы их преодолеть и выполнить. И надо сейчас прямо поставить вопрос — надо же эти трудности преодолеть. Говорят, что никаких средств для этого нет. Я думаю, что, если комбинированно применить те мероприятия, которые имеются у нас, это дело совершенно твердо можно поставить. Возьмем такой пример — изъятие денег. Как будто все закончено, тем не менее все-таки по Союзу еще не добрано 70 — 90 млн р. займа и самообложения. Где-то эти деньги есть, где-то взыскать их надо. Вот вам таблица, данная НКФином. Во-вторых, собирание паевых взносов. Все-таки, если подналечь на эту историю, это тоже порядочное изъятие денег. Теперь третий факт. Возьмем вопрос насчет промтоваров. Одно время существовало такое положение: дадите промтовары — дадим миллиарды пудов хлеба. А теперь получается наоборот. Говорят, что промтовары не действуют. Промтовары будут действовать, вопрос только заключается в правильном и целесообразном распределении ассортимента. Нельзя думать, что промтовары никакого эффекта не дадут. Что же вы думаете, мужик ничего покупать не будет. У нас благодаря тому, что заброска товаров происходила в спешном, ударном порядке, благодаря этому есть не совсем правильное распределение в отношении ассортимента. Это дело такое, которое можно исправить, и исправить нашим же завозом промтоваров. Сейчас положение такое, что мы могли бы исправить это дело.
Теперь следующий вопрос, о котором говорили здесь, насчет собрания пайщиков. Мне дело представляется следующим образом. У нас что получается? Член-пайщик, по существу, имеет все права и никаких обязанностей перед своим кооперативом. Я не понимаю, почему нет этой элементарной обязанности, что член-пайщик должен сдавать хлеб своему кооперативу. Должна быть такая обязанность. {Голос: В уставе не сказано об этом.) Я предлагал и предлагаю, чтобы в уставе с/х товариществ был бы такой пункт, что члены-пайщики обязаны сдавать хлеб в свои кооперативы. Если не имеет права, должен иметь обязанности6*. Если вы собранием пайщиков постановите, а для того, чтобы постановить, нужна известная работа, постановляли же о самообложении и о всяких других делах, — так вот, если мы проведем этот план, который даем кооперативным организациям в 100 тыс. пуд., в течение мая он должен быть выполнен, этот член-пайщик берет на себя обязательство в известной доле, — тут ничего зазорного нет. Если поставить дело с соответствующей подготовкой и агитацией, это может дать результаты. Если собрание пайщиков постановило, то член-пайщик должен подчиниться.
Возьмем далее вопрос насчет нажима на кулака, на частника, на спекулянта. Надо прямо сказать, что сейчас как раз момент удобный для того, чтобы частник и спекулянт пролез при том положении, которое мы имеем сейчас, когда некоторые кооперативы по сути дела не заготовляют и не показывают
254

заготовок. Я, например, просматривал, сколько глубинных кооперативов показывают хлебозаготовки в одной из губерний Центрально-Черноземной области. За вторую пятидневку показано, что из глубинных кооперативов показывают заготовки только два. Что это значит? Значит ли это, что остальные ничего не заготовили? Ничего подобного. Остальные заготовляют, но ничего не говорят, в заготовки не кладут, а кладут в запасы. По Саранскому уезду Пензенской губ. мы обнаружили такого же порядка дела. В чем дело? Что постановил местный волисполком: хлеб вы дальше заготавливайте для нас, у нас, мол, посевная кампания, население нужно кормить и т.д. При этих условиях начинает работать частник, спекулянт и т.д. Здесь нажим на кулака, на частника, на спекулянта сейчас должен быть, и он должен дать известную пользу.
Возьмем вопрос насчет коллективной сдачи. Это же дело не похоронено. Почему-то его похоронили. Можно еще делать, можно все эти методы провести. Я хочу обратить внимание еще на вопрос о ценах. Сейчас кое-где просачивается мнение, что вот надо цены повысить и т.д. Перед уходом сюда я получил докладную записку, которую меня просили прочесть обязательно перед заседанием. Я прочел ее. Докладная записка говорит о том, как можно увеличить заготовки: давайте скажем крестьянину, что за границей очень хорошая конъюнктура и мы выплатим ему разницу между нашей ценой и ценой заграничной. (Голос: Кто это предлагает?) Предлагает это один из кооперативных работников. Он говорит: «Так как мы это сделаем только по отношению к кооперации, т.е. по отношению к бедноте и середняку, то это дело очень хорошее». А такое настроение, как у этого кооператора, а он не из последних, оно и сейчас существует.
Наконец, я считаю совершенно правильным то, о чем говорил, кажется, т. Рябинин, это нажим на хлебозаготовительный аппарат. Это, по-моему, совершенно правильно. В этом отношении нужно будет проявить определенную твердость, и если к этому добавить мобилизацию сил партии, соответствующую разъяснительную кампанию, которая у нас во время ударной кампании плохо проводилась, то мне думается, что рычаги в общей сумме составят довольно внушительный материал, и без прямого резкого административного нажима они смогут дать нам нужный хлеб. Мы требуем за этот квартал всего 100 с лишним миллионов пудов хлеба, против той заготовки несколько раз меньше, чем это вполне выполнимо...
Молотов. Прения закончены. Заключительное слово имеет т. Микоян.
Микоян. Какие важные выводы нужно сделать из этого совещания? Во-первых, что хлеб есть, что наша задача заготовки хлеба не есть химера, хлеб есть у крестьянина. Это факт, который никто не может отрицать. Во-вторых, ясно стало всем, что мы самотеком этого хлеба не возьмем, здесь нужны особые усилия. Опасность быстрого спада заготовок после большого подъема мы предусматривали и раньше. Еще в то время мы говорили здесь, в Центральном Комитете, что опасность заключается в том, что до нового урожая, когда появится большая масса хлеба, если нажим будет прекращен, сразу могут упасть и заготовки. Об этом мы давали предупреждение местам, и это предупреждение оправдалось.
Здесь товарищи говорили так, что нельзя же распутицу не брать в расчет. Если бы мы в расчет не брали ни распутицу, ни посевную кампанию, то это было бы обманом. Но чем объясняется то, что мы даем теперь планы в три раза меньше, чем в прошлые месяцы? Именно потому, что мы берем в расчет и распутицу, и посевную кампанию... Это и берем. А вы хотите брать в расчет распутицу, хотите чтобы ничего не заготовить? Разве так берут в расчет распутицу по всей стране. Вот почему неправильно обвинять, что якобы мы отвлекаемся и от распутицы, и от посевной кампании. Мы учитываем, но не так, чтобы прекратить хлебозаготовки. Это доказано всеми данными. И мы имеем
255

такое положение, что даже там, где погода хорошая и распутицы нет, и там заготовки сорвали. Если бы это было только в отдельных местах, было бы хорошо, и мы бы не беспокоили вас и не созывали на это совещание. В феврале было такое положение в отношении распутицы, а в апреле мы подождали две недели, видим, что ничего не выходит, значит, здесь более крупные причины. Мы из этой кампании не выйдем без того, чтобы усилия партии не ослаблять. Не только потому, что трудное время, ибо, раз мы приучили к определенному методу заготовок, вы не можете коренным образом метод заготовок изменить. Вы должны что сделать, чтобы те перегибы, которые были за предыдущие месяцы, не допускать. Что значит перегибы? Это значит неправильное применение инструкции. Мы можем это прекратить потому, что люди кое-чему научились. Можем ли мы эти методы ликвидировать в то время, когда не ликвидированы затруднения? Нет, мы их ликвидировать не можем. Темп заготовок. Он будет зависеть от успехов заготовок, которые будут. В отношении демобилизационных настроений, я мог бы привести несколько примеров, но не привел, потому что многие об этом знают, но вот я скажу, что в ряде уездов вынесли решения: «Считать заготовки законченными, пятидневки отменить» и проч., и проч. Это показатель психологический. (Голос: В губернских организациях?) Нет, в уездных. (Косиор: Это еще более характерно.) Уезды заготовляют, губернии нажимают. Если внизу развинтится, ничего не получится. Здесь нужно, чтобы вся машина работала, и если средние звенья выпадут, то никакого значения машина иметь не будет. Вот почему нужно прямо сказать — ЦК вполне прав, когда удар перенес на эту часть, ибо это падение было неизбежно в некоторой степени, но в той степени, которую мы имели, нужно объяснять не распутицей, а именно демобилизационными настроениями. Это абсолютно правильно, и все выступавшие товарищи это подтвердили. Опасность здесь кроется. ЦК об этом предупреждает. Имейте в виду, если не поправите, придется более жесткие меры применять. Ведь определенно установлено, что хлеб есть. Если бы хлеба не было, тогда другое дело. Хлеб есть, он нам нужен, и мы должны бороться за это. Если не возьмем мерами мягкими, придется более жесткие меры применять. Вот почему нужно наверстать это в тот момент, который наступает. Май —апрель в этом отношении более благоприятен. Верно, эти месяцы не так благоприятны, как март, это нужно принять во внимание, но зато и задание дать меньшее, чем в феврале. Это связано с уменьшением задания. Поэтому вы должны обязательно взяться со всей серьезностью за заготовки, понимая все значение этой задачи, ибо в противном случае на вашу голову падет более тяжелая задача. Мы в Москве хлеб не заготовляем. Будем думать и в конце концов дадим вам более серьезную задачу. Через вас не перепрыгнешь...
Дальше т. Гилинский жаловался, что невыполнимый план дается. Я должен сказать, что с точки зрения заготовок хлеба жизнь показала, что план был реальный. Правда, некоторые планы сегодня не реальны, но нельзя сказать, что хлеба нет. Эти ошибки минимальны, а в хлебном плане можно больше ошибиться, чем в каком бы то ни было другом. План мы устанавливали в августе и больших изменений не делали, но многие ошибки объясняются тем, что мы многое упустили. Раз утверждают, что хлеб есть, но что трудно брать, значит, допустили некоторые ошибки. Может быть, в одном месте передали, в другом недодали, трудно было составить. Ни одна губерния не брала того плана, который мы давали, а мне Политбюро сказало: «Постарайся составить план на 740 млн пуд. зерна, согласно контрольным цифрам». Больше 600 млн пудов никто не хотел, нажимали сильно, соглашались на 610 млн пуд. максимум. Мы разверстали 670 млн. Как можно точно учесть? В балансе врут, цифры разные, там принимают во внимание, и сколько курица скушает и т.д. Нельзя на это сваливать. Даем задание трудное не потому, что хотим людей
256

дергать, ведь нам некуда выпрыгнуть, а в тех районах, которым очень трудно стало весной, получилось это потому, что они пропустили время до этого. Они думали, что все это их не касается. Прежде всего мы гнались за большими районами, решающими. Мы маленькие участки пропускали. Это верно. Сейчас нажимаем, чтобы наверстать, но всего не наверстаешь. Задание трудное, нельзя сказать, что легкое, но выполнимое. Правда, в апреле кое-какую часть задания сделали, но не выполнили потому, что не нажимали. Мы дали 120 млн. При хороших возможностях 100 млн выполним. Самое малое, чтобы выбраться без кризиса, это миллионов 80 — 85. Поскольку в апреле мы много потеряли, то все-таки 100 млн нужно заготовить во что бы то ни стало...
Я думаю, что т. Курц чрезмерно взял, когда говорил здесь о том, что ничего выполнить невозможно. Если бы вы, т. Курц, провели, как тамбовцы и другие губернии, такую же работу по самообложению, по реализации займа и сказали бы, что 1200 тыс. пуд. трудно выполнить, я еще понял бы вашу психологию, но ежели у вас самообложение не проведено, заем не распространен, хотя бы в минимальной степени, в 80 — 90%, я не говорю о 100%. Говорить твердо о том, что абсолютно невыполним план, по-моему, это зря, это не даст установки организации. Я должен сказать, что самотеком, конечно, можно было бы не заготовлять, но нужно план выполнить. Здесь нет, к сожалению, москвичей, ленинградцев и иваново-вознесенцев, но я очень и очень боюсь за снабжение этих городов в июле. Вот почему я считаю, что многие правильно указывали на ряд моментов, которые имеют большое значение. ЦК должен составить директиву на основании данных, приведенных здесь, на основании обмена мнений, и дать ее всем организациям. Необходимо понять всю обстановку и выехать на места для того, чтобы правильно наладить хлебозаготовки, чтобы в мае —июне поправить хлебозаготовки.
Молотов. Я взял себе слово. Я отвечу на те моменты, на которых меньше останавливался т. Микоян.
Тов. Аболин сравнивал теперешний план по хлебозаготовкам с планами прежними, в частности, с продразверсточными планами. Кое-кому это казалось остроумным или соответствующим для теперешнего момента. Неправильное сравнение. Вы возьмите, сколько мы заготовляли по продразверсточному плану в 1919-20 гг. Не больше 200-300 млн пуд.
Микоян. Лучшим идеалом считалось 400 млн пуд.
Молотов. 400 млн пуд., кажется, никогда не было.
Вейцер. 318 млн пуд. максимум.
Голос: Это уже по очищенной стране.
Молотов. Да, и по очищенной стране, и в тот период, когда говорили, что выкладывай все. Вот видите, собирали только 318 млн пуд. максимум, а у нас уже второй год заготовительный план больше 600 млн пуд. Вы говорите, что за два месяца план больше, чем весь продразверсточныи план. Видимо, вы такой период берете, когда мы много заготовляли, это период самых больших заготовок. Только так можно объяснить ваши слова.
Аболин. Я за все годы беру.
Молотов. Если взять общий план, вы видите, что сравнения не выдерживает, потому что продразверсточныи план в два с половиной раза меньше, чем мы заготовляем теперь. Значит, такое сравнение не годится. Если взять план прошлого года, все же этот план будет в два раза больше продразверсточного плана. И тут связывать чрезвычайные меры с этим планом заготовок было бы неправильно. Сравнивать прошлые годы и этот год, последние месяцы тоже неправильно. В прошлые годы и вообще за последние годы мы вели самотеком заготовки, в эти месяцы мы этого делать не можем, мы должны их вести в другом порядке, т.е. при максимальном напряжении сил.
9-267 257

Когда я слушал товарищей, высказывавшихся по различным вопросам, я должен отметить, что бросается в глаза разница меж товарищами, которые говорят от ЦЧО, и товарищами, которые выступают от Поволжского района, в особенности выступление т. Курца. Различное отношение и различные условия. Можно сказать насчет ЦЧО, что они выполнили блестяще план и все-таки еще выполняют очень большие задания. Другое дело с Поволжским районом. Там цифра, которую т. Курц привел, составляет 300 млн пуд. на весь остальной период заготовок этого года. И, по-моему, странно даже такую цифру слышать. Это выражение с точки зрения сытого, не разумеющего голодного. Только так можно сказать: «Сытый голодного не разумеет». Весь ваш план вовсе не является невыполнимым планом. Не доказано это. В частности, Республика Немцев Поволжья, если она ничего не сделала по части самообложения, займа и т.д., то по части того, чтобы лучше себя обеспечить, по части семфонда и т.д., она сделала очень много.
Курц. Мы это начали до кампании еще.
Молотов. Не до кампании, а в январе, когда кампания была в полном разгаре.
...3* Я проезжал после поездки на Украину, на Урал в Башкирию через Самару. Там тоже это проводилось, и как раз вы это же проводили в одно примерно время. В Самаре это проводилось в конце января, вы начали немного раньше. Но во всяком случае, ваш план обеспечения местных нужд поставлен в большом масштабе. То же самое было в Самарской губ. Это, конечно, неплохо, но этого недостаточно, это не по теперешнему моменту, потому что у нас положение с хлебом довольно острое.
У меня получилось впечатление, что некоторые товарищи не прониклись серьезностью этого положения, хотя на словах они говорят, что дело обстоит тяжело, что нужно принять меры и т.д. Это касается целиком и потребляющих районов, так называемых потребляющих губерний, Нижегородской губ., отчасти Тульской губ. Там еще не проснулись, не поняли, что кое-какие элементарные обязанности они должны на себя взять. Об этом надо было бы догадаться. Я тоже работал в Нижегородской губ. Тут имеются целый ряд товарищей, которые работали в этой губ. Здесь присутствуют Микоян, Рябинин, Шаров, которые там работали. Можно сказать, что в этих губерниях имеются условия для выполнения тех заданий по хлебозаготовкам, которые на них возлагаются. (Пахомов: Время упущено.) А рабочих кормить время не упущено? (Смех.) Так как уезды разные, да у нас и губернии разные, поэтому мы на одну губернию накладываем большое задание, хотя в любой производящей губернии есть районы и даже целые уезды непроизводящие. Однако на такие губернии мы накладываем большие задания. Я думаю, что непроизводящие губернии могут и должны выполнить те задания, которые на них наложены. Теперь надо кое-что сделать, так как мы находимся в тяжелом положении, а времени у нас остается немного...
С темпом заготовок у нас обстоит дело не просто слабо, не просто этот темп ослабел, уменьшился, а происходит прекращение заготовок. Один товарищ говорит, что у нас произошло ослабление хлебозаготовок. Я должен сказать, что у нас не ослабление произошло, а просто прекращение заготовок. Надо, товарищи, понять, что у нас вовсе прекратились хлебозаготовки. Тот темп, которым идут сейчас заготовки — в течение пятидневки 1,4 млн пуд., означает фактически прекращение хлебозаготовок. Тов. Рябинин говорит, что они перестроились в хлебозаготовках. Оказывается, чересчур перестроились. С посевной кампанией хорошо перестроились, а вот с хлебозаготовительной так перестроились, что заготовки прекратились. Но в Тамбовской губ. заготовки идут по очень большому плану, там кое-что сделано такого, что дает возможность говорить о перенесении основного внимания на другие задачи, в
258

частности, на проведение посевной кампании. В других районах дело обстоит далеко не так благоприятно, и мы должны понять, что мы сейчас находимся в очень затруднительном положении.
Какие меры? Для нас выяснилось из совещания, как т. Микоян говорил, что имеется ряд задач, касающихся самого центра в большей мере. Какие задачи касаются центральных органов? Я отметил, примерно, такие задачи. Надо принять меры в отношении печати. Тут об этом совершенно справедливо говорили некоторые товарищи. Нужно изменить тон и характер обсуждения этих вопросов. Нужно принять меры в отношении судебных органов, против огульного пересмотра процессов. Тут один товарищ говорил, что в президиуме ВЦИКа поднимали вопрос о том, чтобы сделать обратный жест, манифест о полном освобождении обвиненных по делам хлебозаготовок во время периода усиленных хлебозаготовок. Но это не встречает поддержки. Мне кажется, вряд ли это выйдет. Я думаю, что нужно быть осторожным в отношении таких манифестов, которые помешают хлебозаготовительной работе. Ясно, что тут надо проверить, что делается со стороны судебных органов, не чересчур ли огульно подошли к этому делу, не чересчур ли много у нас благодетелей, которые хотят облагодетельствовать местные организации. В-третьих. От центра завиеит завоз товаров. Тут надо сделать проверку, как в этом отношении работа обстоит. От центра зависит еще одно. По линии кооперации не мешало бы расплатиться кое-где с местными организациями за заготовительную работу. Когда вся парторганизация работала на кооперацию, ясно, что кое-что они должны уплатить за эту работу местным организациям, так как иначе у них не будет средств на свою работу.
Ну, а что касается перегиба, то нельзя все-таки, товарищи, так подходить к делу, что центр не может посылать своих работников на места для проверки отдельных случаев перегибов, отдельных жалоб, отдельных недоразумений, которые, естественно, имели место в местной практике. Нельзя говорить так, что представители центра не могут посылаться для проверки отдельных случаев неправильностей и перегибов. В настоящее время нельзя еще прекращать нажима, который все еще остается необходимым. По части того, что было много посылок из центра для проверки перегибов, нельзя сказать, что их было очень много. (С места: Не так много.) Особого нажима на вас пока еще по этой линии нет, больше идет шумиха, больше ищут повода к тому, чтобы ослабить темп работы, к этому поводы подыскиваются. По-моему, это неподходящее дело. Против перегибов придется принимать меры и на местах, и в центре. Из существующего положения видно, что мы прекратить нажима пока еще не можем. То, что говорил т. Микоян в отношении мер нажима, в отношении применения 107 статьи и применения еще некоторых мер, которые касаются судебной практики, мне кажется правильным. Мы не могли пойти на расширение применения 107 статьи. Наоборот, мы опубликовали решение о том, что применять 107 статью можно в отношении таких хозяйств, которые имеют 2000 пуд. запасов. Но я не помню случая, чтобы ЦК привлек хотя бы один местный орган за нарушение этой статьи. Мы предостерегали и говорили, что нельзя эту цифру понижать. Я думаю, что эту директиву мы должны и в дальнейшем сохранить. ...3* что тут есть опасность перегибов по линии наименьшего сопротивления, только по линии административной. Эта опасность остается в силе.
Тут некоторые товарищи очень скептически говорили о кооперативных мерах, об общественности, о собирании паев, о собирании взносов, все это говорит, что у нас административные меры пользуются гораздо большим уважением. Это, конечно, не совсем соответствует нашим интересам. Как ни трудно, но нам нужно будет поднять общественность и, в частности, кооперативную общественность. Тут мы должны нажать немного больше. Так что, помимо ад-
у 259

министративных мер, которые мы тоже должны будем применять, в том числе и 107 статью, во многих районах остаются меры финансового порядка, но кроме этого должны быть меры кооперативной общественности и советской общественности. Мне кажется, что они теперь будут иметь большое значение, так как сама цифра заготовок не такая большая, как она была в первый период, а главное то, что у нас уже есть опыт в этом отношении, и то, что мы кое в чем помогли мужику. Мы помогли крестьянину по части посевной кампании гораздо больше, чем когда бы то ни было за все последние годы. Так что тут у нас есть кое-что в руках для развертывания общественной работы.
Одну только меру мы категорически отклоняем — это всякие попытки повышения цен. По этой линии никаких колебаний ни в коем случае мы допустить не можем до окончания хлебозаготовительной кампании. Само собой понятно, что перед новой хлебозаготовительной кампанией этот вопрос потребует особого обсуждения, но до окончания этой кампании ни в коем случае по этой части никакого пересмотра или колебаний допускать невозможно...
Само собой понятно, что хлебозаготовки говорят о необходимости более крупных мер по линии сельского хозяйства, и здесь мы кое-что даем. Сейчас нужно развертывать работу колхозов и совхозов. Мы считаем, что здесь должны быть приняты меры, гораздо более крупные, чем за прошлые годы. Частично они уже приняты, например, в отношении колхозов, в отношении совхозов — то же самое намечается ряд крупных мер. Сейчас стоит вопрос, чтобы в руках государства сосредоточить более крупные фонды хлеба. В течение ближайших лет это является одной из важнейших задач, и над этим Центральный Комитет работает и будет работать и дальше. В ближайшие месяцы и даже в ближайшие недели надо все внимание партии направить на проведение того плана, который у нас есть, и план хлебозаготовок, который мы наметили, мы должны выполнить во что бы то ни стало.
Тот проект мероприятий, который был вам роздан, мы уговорились с Микояном считать неокончательным. Обмен мнений на сегодняшнем совещании требует внесения ряда поправок в проект. Мы рассмотрим вновь этот проект и пошлем от имени ЦК директиву всем организациям по части заготовок7*, и всем местным организациям будут даны конкретные планы. Над выполнением этих планов надо будет вам поработать. Думаю, что опыт хлебозаготовок за предыдущий период даст нам возможность все же предупредить тот кризис, который теперь, хотя и в гораздо меньшей форме, но все же нарастает и по линии международной, и на нас идет большой нажим и по линии внутренней.
Думаю, что принимаемые теперь меры дадут нам возможность выполнить полностью тот план хлебозаготовок, который мы наметили.
Разрешите на этом считать совещание законченным. В течение сегодняшнего вечера и завтрашнего утра мы выработаем ряд директив и поставим их на утверждение ЦК для рассылки местным организациям.
РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 165. Д. 13. Л. 1—102. Неправленый экземпляр стенограммы.
'* См. документ № 94.
2* Материалы названных совещаний в фондах Наркомторга и ЦК ВКП(б) не обнаружены.
3 Отточие документа.
4* Опущен небольшой текст, посвященный диаграмме, которая в деле отсутствует.
■>* Опущено многократное повторение.
6* Так в тексте.
7* См. док. № 96.
260

№ 96
Директива Политбюро ЦК ВКП(б) об усилении хлебозаготовок1*
25 апреля 1928 г. Сов. секретно2'.
№ 2762/с
Всем национальным ЦК, крайкомам, обкомам, губкомам и окружкомам
Апрельские заготовки хлеба из пятидневки в пятидневку показывают ухудшение, причем все апрельские пятидневки и особенно последние значительно ниже соответствующих пятидневок прошлого года. Это доказывает, что в большинстве районов заготовки фактически прекратились, создав этим угрозу срыва достигнутых успехов. Попытки объяснить этот факт распутицей и посевами явно ложны, потому что, несмотря на разнообразие районов, крайнее падение заготовок произошло почти повсеместно, тогда как даже в прошлые годы подобного явления не было. На деле в заготовительных районах в значительной мере развились демобилизационные настроения, вместо безусловно необходимого устранения перегибов полный отказ от мер нажима в отношении верхушки деревни, заготорганы успокоились на достижениях прошедшего периода, партийное руководство не дает этому должного отпора. Между тем, для обеспечения минимальных потребностей в хлебе нам необходимо за этот квартал заготовить не менее 100 млн. пуд. При этом неблагоприятные данные об озимых по некоторым районам Юга также требуют сейчас максимального напряжения в заготовках. Настоящий период, включая май — июнь, должен быть периодом широкого развертывания заготработы. Значительно увеличившаяся госпомощь основной массе крестьянства при яровых посевах должна быть важнейшим орудием в усилении этой работы. Наряду с основными заготовительными районами должны значительно поднять заготовки другие губернии и округа по указанным им планам. Кроме того необходимы меры по осуществлению значительной экономии в плане снабжения как производящих, так и потребляющих районов, что связано с сокращением этих планов на ближайший период, особенно до выяснения видов на урожай.
Всю эту оценку положения целиком подтвердило созванное ЦК на днях совещание представителей парторганизаций ряда заготовительных районов3*.
Требуя от заготовительных органов и всех местных организаций решительного и немедленного улучшения в работе по заготовкам, ЦК в соответствии с решениями объединенного Пленума ЦК и ЦКК о необходимости «продолжать кампанию с неослабным вниманием и настойчивостью»4* особо указывает на безусловную неотложность проведения следующих директив:
1) принять к точному исполнению месячные планы заготовок на май —
июнь, а также наряды на отгрузку согласно указанию НКТорга;
2) мобилизовать партсилы для периода заготовок на май —июнь;
3) строго карать за нарушение единого фронта заготовителей, решительно
пресекая попытки прямого и косвенного обхода цен;
4) установить действительную и строгую ответственность заготовительных
аппаратов за выполнение заданий и соблюдение заготовительной дисциплины;
5) усилить нажим на кулацкую часть и частников, злостно спекулирую
щих крупными партиями хлеба, применяя к ним директиву ЦК о 107 статье,
решительно исправляя имевшие место перегибы и впредь не допуская их по
вторения;
6) снабжение промтоварами увязать с задачами усиления заготовок на ос
нове прежних директив ЦК;
261

7) в отставших по самообложению, крестьянскому займу и кооперативным
взносам районам добиться решительного перелома для скорейшего достиже
ния установленных контрольных цифр;
8) максимально развернуть для усиления хлебозаготовок меры в порядке
кооперативной, советской общественности (вынесение решении кооператив
ных собраний, сельсходов, коллективной сдачи);
9) губернии и округа, не входящие в число основных заготовительных
районов, особенно должны поднять свои крайне отставшие заготовки для вы
полнения установленного Наркомторгом заготовительного плана;

10) добиться максимальной экономии и реального сокращения в расходо
вании хлеба как в производящих, так и в потребляющих районах, не допуская
ни в каком случае перерасходов против вновь устанавливаемого Наркомтор
гом плана снабжения;
11) освещать в печати значение хлебозаготовок и классовый характер мер
нажима с должной критикой недостатков аппарата.
В 3-дневный срок телеграфируйте ЦК о принятых мерах.
Политбюро ЦК ВКП(б).
РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 684. Л. 18-20. Заверенная копия; РГВА. Ф. 25893. Оп. 21. Д. 1. Л. 12—14. Заверенная копия.
1# Директива принята на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 26 апреля 1928 г., протокол № 22, приложение № 4 к п. 50.
2* Номер и гриф «Совершенно секретно» взят из копии, хранящейся в РГВА в фонде Сибирского военного округа.
^ См. док. № 95.
4* КПСС в резолюциях... Т. 4. С. 318.
№97
Циркуляр Наркомюста и Наркомзема РСФСР о применении судебных мер борьбы против сокращения посевной площади
26 апреля 1928 г. Секретно.
№ 17/с
В дополнение и развитие циркуляра НКЮ № 13/сс1* от 19 марта Нарком-юст и Наркомзем РСФСР разъясняют: в связи с текущей посевной кампанией со стороны ряда губпрокуроров поднимается вопрос, какие судебные меры борьбы надлежит применять против сокращения посевной площади. В некоторых местах имеется тенденция рассматривать это как уголовно наказуемое деяние. Отмечая, что факт сокращения посевной площади может быть, естественно, установлен лишь по окончании посевной кампании, разъясняется, что лишь при наличии злостного, умышленного сокращения посева (т.е. когда в действительности были налицо условия для засева всей площади полностью или даже ее расширения) надлежит, рассматривая это сокращение посева как добровольный отказ от части земли, ставить через соответствующие земорганы или земобщества вопрос о лишении данного землепользователя права на этот участок. Такая мера должна применяться, главным образом, против кулачества и зажиточных слоев деревни и крайне осторожно в отношении середняков.
Уголовное преследование надлежит возбуждать лишь против лиц, ведущих агитацию контрреволюционного характера против расширения посевов, демагогически использующих для этой цели некоторые вредные перегибы и извращения, имевшие место в хлебозаготовительной кампании, подрывающие
262

доверие к призывам и мероприятиям соввласти в области посевной кампании, применяя в таких случаях Ст.1б2*—58-10 УК. Дела эти должны возбуждаться опять-таки, главным образом, против агитаторов из среды кулачества и зажиточных. С исключительной осторожностью следует относиться к привлечению лиц, которые по своей социальной сущности объективно не могут быть врагами Советской власти (бедняки и середняки), а сами являются жертвами агитации кулачества.
Возможность извращения подобного рода надлежит предусмотреть и предупредить заблаговременно.
Народный комиссар юстиции и прокурор республики Янсон. Народный комиссар земледелия Кубяк.
ГАРФ. Ф. А-353. Оп. 16. Д. 6. Л. 32-32 об. Подлинник.
1# См. док. № 79.
2* Слова «Ст. 16» вписаны от руки.
№ 98

Комментариев нет: